• Доп. справочная статья: научное описание практик работы с сознанием

Доп. справочная статья: научное описание практик работы с сознанием

Внимание! Данная статья большая и с непривычки сложна, но полезна с общеобразоватльной точки зрения.

Другие статьи раздела - меньше и проще - ближе к людям.

Данная статья не является практическим руководством, а имеет цель рассмотреть всю схему ВОЗМОЖНЫХ вариантов работы с сознанием. Существенный уклон делается на описательную "научную базу". Это не попытка сделать стаью научной, а попытка дать ДОСТАТОЧНО ОБЪЕМНУЮ картину, а это не оказывается возможным без достаточного объема научных "вводных".

Беглое ее прочтение позволяет оценить объем разных "углов зрения", под которыми стоит оценивать практику работы со своим сознанием.

Статья призвана расширить взгляд читателя на вопрос и настроить на более точную постановку задач при медитативной и других практиках. Ибо, на мой взгляд, главная проблема в современной йоге - расплывчатая постановка задач, что значительно снижает возможную эффективность.

Некоторую используемую литературу можно посмотреть Здесь. Полностью список — позже.


Оглавление

1. Ощущение и восприятие

2. Внимание

   2.1. Внимание как усилие

   2.2. Работа со вниманием с выраженным произвольным усилием

   2.3. Работа со вниманием с ПОНИЖЕННЫМ произвольным усилием

3. Воля

4. Базы данных и мышление

   4.1. Усвоение опыта

   4.2. Роль языка в организации сознания

   4.3. Развитость мышления

5. Самосознание

   5.1. Присутствие (себя)

   5.2. Роли полушарий мозга

   5.3. Полушарная активность и затраты ресурсов

   5.4. Состояния разделенности

6. Активация

   6.1. Понятие об активации сознания

   6.2. Бодрствование спокойное и напряженное

   6.3. Ориентировочная реакция и тревога

   6.4. Состояния, связанные с разными уровнями активации

   6.5. Полушарная активность и адаптация

   6.6. Темперамент

   6.7. Выводы по 6 разделу

7. Мотивация

   7.1. Аффекты и потребности в детстве

   7.2. Работа мозга по созданию мотивации

   7.3. Оценка достижения результата

   7.4. Эмоции как подкрепление мотивации

   7.5. Потребность в достижении оптимального уровня активности

   7.6. Потребность в гармонизации мотивационной картины

   7.7. Реактивнсоть и проактивность

   7.8. Сложные адаптивные потребности

8. Личность

   8.1. Личность как система характерных оценок и поведения

   8.2. Становление личности

   8.3. Социализация

   8.4. Многозначность

   8.5. Личностный конфликт

Ожидаются:

8.6. Зрелость личности

8.7. Личностный смысл

8.8. Личность и медитативная практика (и т.п.)

Использованная литература


 

1. Ощущение и восприятие

Ощущения – это сигналы от всех рецепторов. Но на стадии ощущений эти сигналы «неупрорядочены».

Формирование отдельных образов из потоков ощущений происходит на стадии восприятия.

Восприятие состоит из расшифровки четырех первичных характеристик:

  1. Модальность ощущения (Что это?);
  2. Месторасположение (Где?);
  3. Когда оно начинается, заканчивается или изменяется (хронометраж);
  4. Сколько его (интенсивность?).

Также выделяют вторичные параметры образа восприятия:

  1. константность/неустойчивость;
  2. целостность/фрагментарность;
  3. обобщенность.

Модальности, это: зрение, слух, вкус, запахи, телесные ощущения. Выделяют отдельно и шестое чувство - равновесия.

Важно – далее под ОБРАЗОМ понимается не только визуальный образ, но и упорядоченная совокупность сигналов в любой модальности.

Телесные ощущения делят на висцеральные (от внутренних органов) и соматические: тактильную чувствительность (кожа), температурную, болевую, ощущения от сухожильно-мышечной системы (проприорецепция, или кинестетика). Заметим, что при «работе с соматикой», или, как говорят – «с психосоматикой», могут быть задействованы и висцеральные ощущения, поскольку не во всех случаях их можно разделить с соматическими.

Есть предположения, что человек может ощущать и другие «модальности», такие как магнитные поля, волны различной природы. Если это так, то у большинства людей нет отдельно выделенных в сознании «типов кодировки» этих ощущений, которые бы отличались от общераспространенных. Т.е., если человек и воспринимает «магнитное поле» (констатирует его изменения), скорее всего эти ощущения будут «находиться» либо в «поле телесных ощущений», либо звуковых и т.д.

Либо же это будет «синестезия» - т.е. образы из разных модальностей.

Из новых ощущений сейчас выделяют наличие ощущения «телесного слуха» («контактной вибрации»), но конкретных рецепторов этого ощущения не выделяют.

Достаточно давно в йогических и др. традициях описана возможность «наблюдения» (т.е. восприятия) не только "первичных" образов, но и их амодальных «смыслов» (не имеющих характеристик конкретной модальности), а также своего Я, Воли и др. Т.е. и в древности и сейчас в ряде традиций (школ) их выделяют в своего рода отдельные специфические модальности восприятия.

Также существуют практики по сознательному «отсоединению» «Я» от воспринимаемых сигналов одной, нескольких, или даже всех модальностей, но по сути это управление вниманием, а не самим восприятием.

Процесс восприятия можно разделить на 3 этапа по 100 мс каждый.

  1. Сенсорный этап – анализ физических характеристик стимула. Он не сопровождается субъективными феноменами.
  2. Синтез физических и сигнальных свойствах стимула, что приводит к возникновению ощущения. Это главный этап. Центр нервной интеграции находится в проекционной области коры.
  3. Этап перцептивного решения. Происходит опознание стимула. Центр интеграции смещается в лобные доли.

 

Первичная зависимость восприятия от движения (действия)

Экспериментально установлено, что ни одно понятие не может быть полностью сформировано без определенной деятельности человека. Образ возникает если человек так или иначе активен по отношению к объекту, т.е. имеет место познавательная деятельность. Каждый раз, когда человек актуализирует образ, он повторяет соответствующую, хотя и преобразованную систему действий.

Существует конвергенция внешних и внутренних сигналов на определенных нейронах коры. Движения являются условием возникновения и развития ощущения.

Любые внутренние или внешние операции по своему происхождению представляют собой трансформированные действия.

Так, время организуется в предметном уровне не метрически, а типологически или категориально: в нем откристализовываются элементы «прежде» и «потом». Движение в уровне предметных действий представляет собой смысловой акт, управляет не пространственный, а смысловой образ. Двигательный состав такого действия диктуется и подбирается по смысловой сущности предмета и того, что должно быть проделано с ним, т.е. это уже не столько движения, сколько элементарные поступки.

Обычно ребенок созерцательно устанавливает зависимость движений человеческого тела от функции предметов и в соответствии с этим строит свое поведение. Такое прогнозирование собственного поведения по подражанию формирует основы человеческой психики.

Дети, достигшие формирования структуры пространства и времени, обычно становятся неспособны к ним, как только они прекращают манипулировать объектами и оказываются вынуждены строить рассуждения при помощи одних только вербальных предложений.

Только со временем происходит «отделение» восприятия от моторики, которая изначально является необходимым условием.

 

Связь восприятия с эмоциями

На ранних ступенях восприятие неотделимо не только от сенсорномотрного процесса, но и от эмоциональной реакции. Только с течением времени восприятие освобождается от этой непосредственной связи с аффектом, с непосредственной эмоцией ребенка.

Эта одна из причин (возможно, главная), благодаря которой многим людям рано или поздно начинает нравиться сосредотачиваться на телесных ощущениях во время физических праткик, или изолированно от них.

***

Зрительная система работает на 3 уровнях: сенсорном (ощущения), перцептивном (восприятия), апперцептивном (представления).

В звуковой же модальности на уровне представлений не имеется возможности трансформации сигнала.

Сфера телесных ощущений состоит как из четких образов (сознательные движения), так и из расплывчатых недефференцированных ощущений: соматических, вегетативных, ощущения функционального состояния (см. раздел 6) и др.

Во время медитативных и т.п. практик благодаря непривычным режимам работы сознания (внимания),человек может начать замечать непривычные ощущения, трудно «помещаемые в рамки» обычных модальностей. Это может свидетельствовать о:

  1. реальном восприятии принципиально «нестандартных» ощущений (типа магнитных полей и др.),
  2. «углублении» человека в принципиально «обычные» вещи,
  3. о создании сознанием иллюзий или даже галлюцинаций (искажении восприятия реально существующих объектов, либо «создании» несуществующие).

Также восприятие нестандартных образов, психических состояний и даже ощущений может осознаваться во сне. Одной из причин необычных ощущений во сне может быть попытка сознания интерпретировать сигналы от рецепторов внутренних органов, которые «доходят» до высших отделов коры во сне со значительно большей интенсивностью, чем в бодрствовании. Обычно они не осознаются, т.к. долговременная память обычно отключается и человек не запоминает большую часть сна.

 

2. Внимание

2.1. Внимание как усилие

Внимание делится на:

  1. предвнимание
  2. пассивное (непроизвольное) внимание
  3. активное (произвольное) внимание
  4. постпроизвольное внимание.

Предвнимание – это совокупность процессов и механизмов предварительного параллельного анализа всей поступающей информации, позволяющих привлечь сфокусированное внимание либо к выделенным в результате такого анализа, либо к жизненно значимым объектам и событиям. Предвнимание также обнаружено во сне.

«После» предвнимания в работу вступает пассивное или активное внимание, для того, чтобы некоторые из сенсорных единиц, выделенные ранее получают более мощное акцентирование фигуры, чем остальные.

 

Функцию запуска произвольного внимания (усилия) выполняет ориентировочный рефлекс (ОР). ОР предшествует и доминирует над другими ответами на тот же самый стимул. Процесс формирование нервной модели стимула характеризуется непроизвольностью и протекает без усилий, не осознается и не влияет на текущую деятельность. Операции сличения действующего раздражителя с моделями памяти также протекают автоматически. Таким образом, безусловный ОР – конечное звено серии операции, представляющих автоматическую обработку сенсорной информации.

ОР содержит сиюминутное усилие для переработки и анализа предуп­реждающего стимула. Компонент ОР, связанный с усилием, будет наиболее значительным, когда предупреждающий стимул новый, сложный или едва различимый. Усилие, требующееся для перера­ботки стимула, вероятно, намного больше при первом его предъяв­лении, чем в последующих случаях: по мере построения нервной модели усилие по переработке обнаруживает привыкание.

Сердечный и сосудистые компоненты ОР отличаются от других сердечно-сосудистых реакций. При ОР пульс замедляется, тогда как другие параметры указывают на активацию. ОР характеризуется сужением сосудов конечностей и расширением сосудов головы, тогда как защитная реакция включает в себя всеобщее сужение сосудов.

 

Психическая деятельность требует двух типов входного сигнала для соответствующей структуры: информационного, специфичного для данной структуры, и неспецифичного, который можно обозначить, как «активация», «усилие», «ресурсы», или «внимание». Это необходимо для повышения мощности одних нервных импульсов среди множества остальных.

Т.е. работа внимания – это УСИЛЕНИЕ («выделение») некоторых сигналов относительно других на разных этапах обработки информации.

Полная схема выглядит так:

При некоторых условиях стадия акцентирования фигуры может предзадаваться, поэтому стимулу, обладающему определенными призна­ками, будет сообщено акцентирование.

Нижнию часть схемы можно прокомментировать так: внутренние или внешние инструкции формируют состояние готовности к ответу, тем самым делая подходящие ответы более доступными.

Было сделано различение между двумя значениями термина «требования к вниманию». Понятие «требования-1» означает, что деятельность не может выполняться без достаточного вложения внимания.

Понятие «требования-2» означает, что количеством вни­мания и его распределением управляет предшествующая селектив­ная установка или оценка качества выполнения деятельности. Перцептивный анализ обычно не требует-2 внимания, хотя требует-1 внимания.

 

Исходя их сказанного выше, идея о внимании, как о неком «фильтре», описываемая во многих «эзотерических», «психологических» и др. направлений, не совсем верна. Внимание работает как акцентирование, а не как фильтрация.

Правильнее будет сказать, что сознание создает определенные предустановки пассивного и активного внимания, тогда как эти предустановки могли быть другими, и этот механизм обучения определенным установкам внимания можно описать как фильтр.

События, на которые направлено внимание, с большей вероятностью будут восприняты осознанно, и более вероятно – в деталях. Они имеют более высокую вероятность вызова и управления ответами и с большей вероятностью будут сохранены в долговременной памяти способом, дающим возможность их произвольного нахождения.

 

Разница между пассивным и активным вниманием для ресурсов мозга состоит в том, что пассивное внимание – более слабое, не такое затратное, как активное.

Пассивные процессы внимания происходят автоматически, и возможно, могут непрерывно анализировать все поступающие сигналы. Пассивная часть неспособна устранить отклонения и искажения сигнала и извлекать заключенный в нем сложный смысл.

Для полного же анализа необходима информация, поставляемая активным механизмом. Из сигналов, поступающих через нерабочие каналы, полный анализ проходят лишь признаки, соответствующие ожиданиям процесса активного синтеза. Пассивного (ослабленного) анализа несущественной информации достаточно, для того, чтобы привлечь внимание активного механизма, что дает возможность переключения каналов.

Например, пассивным вниманием о звуковом фоне запоминается информация, несущая физические характеристики – тембр голоса, щелчки и пр.

 

Двумя центральными элементами модели активации внимания являются политика распределения и оценка необходимых ресурсов.

При вы­полнении каждой задачи используется вход от системы ресурсов.

Оценка затрат — это управляющая система, на работе которой основываются вкладывае­мые ресурсы (или усилия), запрашиваемая теми видами деятельно­сти, которые выбраны в соответствии с политикой распределения. Сама политика контролируется четырьмя факторами:

1) устойчи­выми диспозициями, которые отражают законы непроизвольного внимания (например, выделять ресурс на любой новый сигнал, на любой внезапно переместившийся объект, на любой разговор, в котором упомянуто собственное имя человека);

2) текущие намере­ния (например, слушать голос из правого наушника, наблюдать за рыжеволосым мужчиной со шрамом);

3) оценка требований: когда две деятельности требуют ресурсов больше, чем доступно, работает закон, согласно которому выполнение одной прекращается;

4) активационные эффекты: систематические изменения по­литики распределения при высокой активации.

Текущие побуждения, намерения (мотивация) определяют направленность произвольного внимания и потребля­ют соответствующие энергетические ресурсы. Низкая мотивация же привлекает недостаточное количество ресурсов, что снижает эффективность деятельности.

Постоянно действу­ющие факторы — значимые и новые стимулы — вызывают непроизвольное внимание и соответствующие затраты ресурсов. Оценка требований, предъявляемых деятельностью к ресурсам внимания, наиболее сильно влияет на их распределение.

Среди причин повышенного расхода ресурсов значимое место играет сопротивление отвлечению.

Тре­бования задач к усилию не всегда соответствуют интуитивным пред­ставлениям о сложности задач. Так, повторение про себя, выбор и выполнение свободных ответов и тестирование воспроизведения знакомого материала требуют значительного усилия, хотя они и ка­жутся простыми.

Любой умственный акт жестко зависит от кратковременной памяти, поскольку темп повторения смысловых образов должен компенсировать угасание хранимой информации. Это требует повышенного привлечения ресурсов, и в таких задачах человек просто не может быть «поспокойней».

Состояние высокой активации связано со следующими эффектами: 1) сужением внимания; 2) повышенной гибкостью внимания; 3) трудностями в управлении вниманием при тонком различении и 4) систематическими изменениями стратегии в раз­личных задачах; 5) моторное напряжение и вегетативные реакции оказываются выше чем обычно.

Кратковременная память при высокой активации страдает, в то время как долговременная память улучшается.

Состояние чрезмерно низкой активации может вызвать: 1) ошибочное принятие параметров задачи; 2) ошибку при оценке собственной продуктивности, приводящую к не соот­ветствующей требованиям задачи корректировке вложения ресур­сов.

 

Итак, в работе внимания существует конкуренция за усилие. Также требует усилия обдуманное перенаправление сенсорного поиска. Поэтому при переориентация может происходить торможение текущей деятельности.

Состояние перегрузки (стресс), при котором требования текущих деятельностей превышают доступные ресурсы, ведет к компенсаторному увеличению как активации, так и ресурсов.

Когда задача становится невыполнимо сложной, усилие дальше не растет.

 

Исходя из этого выделяют два психофизиологических функциональных состояния :

  • состояние адекватной мобилизации, когда все системы организма работают оптимально и соответствуют требованиям деятельности;
  • состояние динамического рассогласования, при котором различные системы организма или не полностью обеспечивают его деятельность, или работают на излишне высоком уровне траты энергетических ресурсов

Эти состояния соответствуют стратегиям адаптации:

  1. Гибкая и мобилизационная стратегия реализуется преимущественно при большом объеме ресурсов;
  2. Стратегия компенсации и угадывания – при дефиците ресурсов.

 

Итак, произвольное внимание активируется произвольно, т.е. волей. Поэтому можно сказать, что внимание – это выражение функции психического контроля

Речевая регуляция помогает укрупнению величины соответствующих информационных единиц.

Постпроизвольное внимание – это третий вид внимания, который появляется в процессе освоения деятельности и увлеченности выполняемой работой. Оно не требует усилий воли, так как поддерживается интересом к деятельности.

 

2.2. Работа со вниманием с выраженным произвольным усилием

Ниже перечислим НЕКОТОРЫЕ из ключевых методов работы со вниманием, при котором происходит произвольное усиление каких-либо сигналов. При этом усиливается способность человека к произвольному вниманию в принципе.

Согласно некоторым данным, Тантра выделяет 6 основных «уровней» взаимодействия инидивда и с самим собой и внешним миром, к которым может быть приложены внимание:

  • - бахих (все окружающее сразу, "внешний мир)
  • - шакти (конкретные объекты)
  • - ямала (точка коммуникации, сам процесс коммуникации)
  • - дехам ("тело" - т.е., субъективные ощущения)
  • - прана-патха (уровень «танматр» - движение "пран", в теле и в сознании)
  • - мати (чистое осознавание, "субъект")

Рассмотрим основные «уровни» более развернуто (некоторые будут рассмотрены в последующих разделах).

 

Концентрация на одном объекте или процессе

Объектом внимания может быть образ любой модальности, модальность сама по себе, смысл, чувство Я и др.; процессом – заданный отрезок времени, непрерывность времени и т.д.

Сознанию непривычно удерживать один объект ДОЛГО, через небольшое время в сознании начинают непроизвольно усиливаться другие объекты.

Значение метода:

  1. Повышение способности к произвольному усилению одного объекта сознания и уменьшение интенсивности остальных объектов и сигналов
  2. Выделение какого-то конкретного образа или определенного непривычного ТИПА объектов или процессов сознания.

 

Усиление восприятия в какой-либо модальности

Пример: повышение чувствительности к сигналам (ощущениям) своего тела. Постепенно выделяются более «тонкие» сигналы.

Значение метода:

  1. Улучшение анализа сигналов и возможности реакции на них
  2. Смещение (в той или иной степени) человека в «жизнь в прямом восприятии». Тогда как современный человек смещен в «жизнь во вторичном анализе».

 

Выделение «фона» модальности

Выделение самой модальности

Включение двух и более потоков внимания в переделах одной модальности

В каждой модальности есть выделяемые «фигуры», и есть «фон». При направлении внимания на фон можно воспринимать большее количество фигур сразу, а также воспринимать базовые структуры самой модальности. Так, для зрения это возможность наблюдения «плоскости» зрения, разделяемая на две части - ограниченная объективным визуальным обзором и распространяемая за его пределы.

Освоения «фонового» внимания оказывается возможным выделение двух и более «локусов» внимания. Пример – осознанное чувствование и использование двух рук одновременно так, чтобы внимание не перескакивало с одной на другую.

Значение метода:

  1. Улучшение отслеживания слабых сигналов в фоне, как заданного типа, так и в принципе любых.
  2. Двухпотоковое и более внимание – качественный анализ нескольких пакетов данных.

 

Работа со смыслами

Каждый конкретный объект, тип объектов, качества и т.д., хранящиеся в нашем сознании имеют как непосредственный «образ», так и «смысл», который кодируется и храниться отдельно от образа.

Пример – вы читаете в книге: «дул ветер». Вы принимаете это во внимание, но вы НЕ вспоминаете ощущение ветра, вы только используете его «смысл».

«Углубление» в смысловые слои и отделение их от более первичных «образов» (словесное описание при этом отключается) позволяет человеку входить в специфический режим «прямой работы со смыслами» в обход образов. В конце «новые смыслы» разворачиваются в образы.

Значение метода:

Работа сознания в таком режиме может повысить эффективность аналитической и творческой работы. Но это требует достаточной подготовки как работы со смыслами в принципе, так и специфической работы с определенной «группой смыслов».

 

Работа со временем

Сюда входит осознание длительности временного отрезка, ускорение и замедление субъективного времени и др.

Значение метода:

Увеличение производительности сознания за период «общемирового» времени.

 

2.3. Работа с вниманием с ПОНИЖЕННЫМ произвольным усилием

Остановимся подробнее на идеях активного синтеза и запасных ресурсах.

Оперативная часть внимания – это активный синтез, он связан с анализатором признаков сенсорной информации и с памятью. Активный синтез требует оперативной памяти, регистрирующей результаты текущего анализа. В ее задачи входит быстрое и безошибочное извлечение информации из долговременной памяти. Она должна уметь работать одновременно со многими разновидностями информации и на разных уровнях анализа, чтобы связать воедино сенсорные, познавательные процессы и память.

Из двух параллельных рядов данных они выборочно отбираются по смыслу.

Только для активного синтеза имеются ограничения в отношении числа анализов, которые он может производить одновременно.

Поэтому слабо активированные инди­виды плохо работают в сложных задачах и относительно лучше в простых.

 

Существуют понятие запасных ресурсов, непрерыв­но распределяется на переработку неакцентируемых перцептивных единиц. Запасные ресурсы, доступные в любой данный момент во время выполнения первичной задачи, могут быть измерены за счет точно­сти и скорости, с которыми перерабатываются неожиданные сигналы. Акцентирование отбираемых сообщений (единиц восприятия) имеет разную степень, что предполагается понятием ослабления других сигналов во время активного мониторинга.

Согласно теории усилия, запасные ресурсы, которые распределяются на мониторинг внешних и внутренних сигналов в момент предъявления, отражают точность и скорость ответа на непредсказуемый стимул.

Также, исследователи описывают нейрофизиологический механизм творческого озарения явлением внезапного формирования устойчивых ассоциаций в результате устране­ния доминантного возбуждения.

 

В ряде медитативных и других «школ» практикуют «нарабатывание» состояния сознания, когда внимание работает с низкой интенсивностью (т.н. состояние «не-ума»).

В таком состоянии человек НЕ старается произвольно усилить какой-либо образ и т.д. Он все осознает, но старается УМЕНЬШАТЬ активность механизмов произвольного, и частично непроизвольного внимания. В этом случае увеличивается объем постоянно имеющихся запасных ресурсов, который идет и на активный синтез – субъективно это переживается как повышение интенсивности впечатлений. Значительно улучшается чувствительность и «естественность» человека.

Мы вернемся к описанию данного состояния в 4 разделе.

Критерием наличия такого состояния служит отсутствие «замирания» человека в каком то одном состоянии, когда внимание вычленяет один информационный пакет и «теряет» остальные.

Такое понижение активности «блока усилия» ниже определенного уровня (сохраняя достаточную осознанность) революционно, но весьма затруднительно.

 

3. Воля

Обычно под волей понимают способность человека сознательно управлять своей деятельностью, эмоциями, целями и т.д. Уточнив этот термин, получим примерно следующее определение:

Воля – это способность к выбору из нескольких вариантов УЖЕ проявившихся в оперативной памяти, а также способность произвольно направить свое внимание на любой процесс (объект) сознания и усилить его (часто – усилить относительно других). По сути, первая часть определения (о выборе) также приводит нас к произвольному усилению одного процесса (объекта) сознания относительно ряда других.

Повысить внимание к одному из двух объектов зрения, сознательно двинуть рукой, сознательно запустить или затормозить мыслительный процесс, сознательно выбрать предпочтение в мотивационной сфере - все это запускается волей.

 

Первой стадией формирования самосознания является переход от случайных действий к направленным поступкам. Это совершается лишь при помощи взрослого, который не только подставляет вещи для детской игры, но и приучает ребенка к игре, формируя у ребенка соответствующее отношение к данным предметам.

Только впоследствии пусковой сигнал начинает продуцироваться самим субъектом – возникает структура произвольного, волевого акта. Таким образом, воля сильно связана с системой побуждений.

Более отдаленная функция воли заключается в усилении слабой, но стратегически более значимой мотивации. Так, действие становится поступком, по мере того, как оно начинает регулироваться более или менее осознаваемыми общественными отношениями. Воздержание от действия – это тоже поступок. Поэтому принято различать действия-операции, и действия-поступки. Развитие воли происходит по цепочке: движение – поступок – поведение и деятельность.

 

Современная психология определяют волю следующими крите­рии:

  1. Воля есть продукт общественно-исторического развития человека. Ее формирование связано с появлением развитием трудовой деятельности,
  2. Воля поэтому не является врожденной или генетически заданной спо­собностью, а формируется прижизненно в реальной деятельности человека, требующей определенных волевых качеств и навыков волевой регуляции.
  3. Воспитание воли осуществляется через совместную деятельность в коллективе и, связано с формированием системы потребностей в коллективе, общественно значимых ценностей и целей, мировоззрения и убеждений личности, необходимых личностных качеств.
  4. Развитие воли тесно связано с разви­тием мышления, воображения, эмо­циональной и мотивационно-смысловой сферы, с развитием сознания и самосознания, личности в целом.
  5. Первичное волевое действие — это действие, заданное и принятое лич­ностью к исполнению. Волевая регуляция поэтому есть личностный уро­вень регуляции, а волевое действие есть действие, имеющее личностный смысл.
  6. Волевая регуляция — это регуляция сознательная, опосредованная знани­ями человека о внешнем мире, о сво­их ценностях и возможностях, на основе которых осуществляется пред­видение и оценка последствий соб­ственной активности. Волевой акт, как процесс осуществ­ления активности сознания, начинает­ся с появления потребности, сопровож­даемой соответствующей эмоцией и выступающей первоначально в качестве мотива, а завершается практичес­кой деятельностью, приводящей к удовлетворению или неудовлетворе­нию возникшей потребности.

 

Соответственно, мы усиливаем волю тогда, когда мы увеличиваем процент произвольного внимания относительно непроизвольного в течение дня, года, жизни, а также сознательно совершая выбор и реализуя его во внутреннем или внешнем мире.

Выбор «правильного» относительно «неправильного» не единственный, и не лучший способ развития воли («произвольности»). Для «чистого» развития произвольности некоторыми «школами» рекомендуется большое количество случаев, когда человек не реагирует на ситуацию, а выбирает безотносительно обстоятельств, можно сказать – выбирает из «нулевой точки».

Однако подобное отношение к «простройке» отношения к жизни может в некоторых случаях уменьшить адекватность оценки человеком его объективного места в социальной реальности и угнетать имеющиеся приоритеты.

Это стоит помнить, как в медитативной практике, так и простраивая идеологию СВОЕГО жизненного пути.

 

Многие новые способы функционирования психики нарабатываются через произвольность, а потом переходят в «автоматический» режим. И это нормально. Т.е. – человек может заниматься медитацией и т.п. для изменения функционирования режима сознания, и применять для этого волю. И в зависимости от задач или постулатов «школы» по достижению стабильного результата воля может постоянно сознательно «включаться», а может ставиться целью «постановка нового режима на автопилот», и снижение необходимости контроля.

Так, как говорилось выше, одной из задач, которые ставятся перед практикующим, может являться задача «уменьшения вмешательства внимания и/или воли по отношению к образам».

 

4. Базы данных и мышление

4.1. Усвоение опыта

Согласно исследованиям, чтобы смотреть внимательно на знакомое или незнакомое иностранное слово, требуется одинаковое количество усилия. Произойдет же опознание или нет, полностью зависит от наличия соответствующей паттерну единицы опознания.

Сегодня в основном считается, что главную часть общего массива образных операндов мысли, которые подвергаются преобразованию в ходе мышления, составляют образы не первичные, а вторичные, т.е. образы памяти.

Вторичные образы обладают эффектом «полимодальности». Мы не в состоянии увидеть форму объекта без того, чтобы увидеть его цвет.

Однако по структуре своей вторичные образы в предельных случаях могут полностью воспроизводить структуру и характер образов первичных.

Совокупность «вторичных образов» составляет «базу данных» человека.

 

Образы и мысли открываются субъекту в результате опосредствованного их познания, а не непосредственного созерцания или отражения.

Устройство нашей «базы данных» неотъемлемо от устройства памяти и имеет следующие особенности:

  1. Наша база данных постоянно «перезаписывается», она не статична.
  2. Она нуждается в концептуальной структуре, и в «системе правил» по которым информация будет «доставаться». Собственно, с учетом этих правил и происходит организация базы данных.

 

С другой стороны, отмечаются возможности «целостного» (детального и яркого) вспоминания событий далекого прошлого. Это основывается на структуре памяти, существовавшей в детском возрасте (т.к. взрослая еще не могла функционировать).

Чем младше дети, чем чаще у них регистрируются так называемые эйдетические, т.е. последовательные образы, достигающие почти галлюцинаторной яркости и мало отличающиеся по реальных ощущений.

Эйдетизм – очень яркое и длительное сохранение зрительных следов. Он встречается у маленьких детей, у примитивных народов, у умственно отсталых. Наш опыт конденсируется в понятиях, и поэтому мы свободны от необходимости сохранять огромную массу конкретных впечатлений. У первобытных людей – множество деталей всегда в том конкретном порядке, в котором они были зафиксированы в реальной ситуации.

Эйдетические, или наглядные образы занимают среднее место между последовательными образами и образами представлений. Эйдетизм – это фаза развития памяти, через которую проходят все дети.

Развитие зрительно-кинестетического хранилища является важным условием сохранения информации о движении. В нем возможны трансформации информации – создание новых образов.

Весь мир наших восприятий строится на присоединении эйдетических образов к реальным раздражителям. Судьба эйдетических образов в том, что одни из них сливаются с восприятием, другие – с представлением.

Возврат к мышлению зрительными образами происходит во сне. Сновидение в этом смысле носит характер символических подстановок, где зрительные образы заменяют собой абстрактные понятия, логические и языковые формы, которыми обычно пользуются взрослые. Это может использоваться для решения мотивационных конфликтов.

 

Есть теория, что сохранение в долговременной памяти тесно связано с осознанностью. Выделенные активным синтезом сигналы с большей вероятностью откладываются в долговременной памяти. Вопрос в том, что считать осознанностью.

На основании возможности «целостных» воспоминаний существует относительно известная практика «перепросмотра», которая может служить развитием такого способа организации памяти.

 

Исходя из двух способов организации памяти и последовательной структуры восприятия (см. раздел 1), предполагается наличие двух слоев «получения впечатлений». Первый слой – простая «фиксация» получаемых образов, без существенного соотнесения с имеющимися «базами ценностей образов» (интерпретация мало интенсивна). Второй слой – соотнесение воспринимаемых образов в соответствии с имеющимся банком данных (интерпретация интенсивна).

Большинство людей обычно связывают свое «Я» со вторым слоем – с процессом «увязывания» образов с имеющимся банком данных, со сложными интерпретациями.

Но периодически с каждым человеком происходит ситуация, когда внимание смещается в «первый слой» («чистого получения впечатлений)». Что переживается человеком как момент «полноты жизни».Естественно, степень смещения может быть разной.

Это примерно соответствует описанному выше феномену внимания с пониженной интенсивностью. Т.е. – активность внимания по «созданию» второго слоя образов (укрупнения некоторых и более интенсивного сопоставления их с базами данных) значительно снижается. Это высвобождает «запасные ресурсы», которые идут на усиление «первичного» потока впечатлений, что и переживается как момент «полноты жизни».

Во многих школах системах работы с сознанием переключение сознания в режим уменьшения интерпретаций и усиления «переживания интенсивности простого потока впечатлений» ставится в качестве обязательной задачи.

После этого человек осознает существование двух психических пространств - «переживательного» и «описательного», в каждое из которых он может «перемещаться» своим «Я». Дальше могут ставиться задачи как по все большему углублению в каждое из них, так и по их интеграции

 

Можно провести некоторые параллели между описанными состояниями и двумя методами анализа данных:

Симультантный метод служит для одновременного ана­лиза множества элементов информации. Его связывают с функциями правого полушария.

Сукцессивный метод представляет поэтапную обработку информации и относится в основном к дея­тельности левого полушария.

Совместная деятельность обоих полушарий, каждое из которых "использует свои методы обработки информации, обеспечивает наи­более высокую эффективность деятельности.

Однако состояние снижения интерпретации не идентично состоянию преобладающего симультантного анализа.

 

4.2. Роль языка в организации сознания

Речь возникла как необходимость прежде всего объединить разрозненные трудовые действия членов сообщества в коллективные.

Об этом свидетельствует и тот факт, что речь сильно связана с мелкой моторикой. Дети 1-1,4 лет не говорящие, уже через неделю после начала тренировки движений пальцев рук начали давать реакции дифференцированного звукоподражания. И эти реакции становились более совершенными.

 

Междометия, вокативы и императивные у ребенка 1,5-2 лет универсальны, т.е. выполняют те же функции, что и развернутые высказывании у взрослого человека. Слова ребенка 2-3 лет крайне полисеймичны с точки зрения взрослого.

Но для ребенка слово является долгое время скорее свойством, чем символом вещи.

 

Знание значения слова не хранится в мозге в виде отдельного, компактного модуля, оно «разбросано» по разным отделам коры. Это усиливает интегративные процессы – т.е. повышает порядок «взаимосвязей» в нашей базе данных.

Постулируется такая общая для филогенеза и онтогенеза последовательность формирования речевых зон мозга:

  1. Передние зоны, отвечающие за жестовую семиотику и слова звукового языка.
  2. Задние зоны левого полушария, отвечающие за словесное наименование отдельных предметов.
  3. Передние зоны левого полушария – обеспечивающие построение сложных синтаксических структур.

Объем оперативной памяти человека ограничивает среднюю длину предложения, среднюю глубину и ширину подчинения в моделях развертывания предложения, среднюю длину синомимического ряда, размеры лексико-семантических групп, грамматических систем и подсистем.

 

Язык – это каркас образа мира, который постепенно наполняется дифференцированным содержанием на основе присвоения специальных знаний.

Выбор структурирования перцептивного содержания опыта фиксируется в присвоении имен. Способ обращения с опытом связан с языком и может оказывать значительное влияние на порядок записи и хранения сенсорной информации. Языковая перекодировка поступающей информации могут играть роль потенциального фильтра – т.е., в определенной степени ограничивать новую информацию соответствием уже известной базе данных.

При этом языковое мышление имеет неограниченную гибкость. Без языка у человека не было бы отвлеченно-категориального мышления.

 

Речевая кодировка повышает интенсивность сигнала, поэтому при наблюдении за своим сознанием можно наблюдать, как наше оперативное внимание при произвольном направлении на объекты «называет» их.

Речь первично эгоцентрична и имеет в первую очередь планирующую функцию и ведет ребенка к овладению поведением.

Предполагается, что возникновение лобных долей было необходимо для использования присущей языку генеративной способности. С точки зрения сторонников качественных разрывов как ведущего фактора эволюции, соединение развития языка с управляющими функциями могло быть определяющей силой, стоящей за квантовым скачком, ознаменовавшим возникновение человека.

Результатом такого усиления участия языка в структуре сознания речевые сигналы проникают до самых глубинных, даже обменных функций человеческого организма, и могут вызывать в них позитивные или негативные сдвиги.

 

В практиках работы с сознанием языку всегда уделялось особое внимание.

Принципиально отношение к языку в практиках работы с сознанием можно разделить на 2 противоположных направления: использование языковых единиц для усиления определенных образов в сознании и перестройки «базы данных», либо же попытки снизить влияние языка как на текущую деятельность внимания, так и на организацию сознания в целом.

Варианты работы с языком и звуками с целью изменения содержания или даже структуры сознания можно представить так:

  1. Произнесение одиночных звуков («про-язык»). Считается, что один звук сам по себе может моделировать состояние сознания.
  2. Произнесение одиночных слов и словосочетаний, что действует на 2 уровнях – звуковые вибрации сами по себе, и на уровне смысловой нагрузки. Причем последняя может нести как информационную, так и эмоциональную компоненты.
  3. Уменьшение «рефлекса называния», когда человек при пристальном помещении внимания на объект, напечатанное слово, или же при «отсутствии произвольного внимания» тренирует «звуковую тишину». То есть старается добиться того, чтобы сознание не генерировало «звуковой комментарий» - что уменьшает затраты ресурса внимания и повышает скорость анализа данных. Это применяется на тренингах скорочтения, повышении объема и скорости внимания при визуальном мониторинге и др.

Также хорошо наработанное состояние внутренне тишины является необходимым для того, чтобы практикующий мог наблюдать степень «общей загрузки» сознания – внимания, активационных компонентов (см. далее) и др.

Есть теория о том, что разные языки формируют несколько разную структуру сознания. Но это в основном происходит в раннем возрасте, поэтому изучение иностранных языков взрослым человеком конечно повлияет на структуру сознания, но насколько существенно – вопрос остается открытым.

 

4.3. Развитость мышления

Сделать предсказуемыми природные процессы и тем самым поставить их под свой контроль - вот биологический, социальный и индивидуально-психологический мотив развития интеллектуальной деятельности.

Мышление человека делиться на допонятийное и понятийное – второе, разумеется, эволюционное более позднее. Приведена таблица их сравнения.

Допонятийное мышление

Понятийное мышление

Эгоцентризм допонятийного мышления

Перецентрация и интеллектуальная децентрация в понятийном мышлении

Несогласованность объема и содержания в предпонятийных структурах

Понятийные структуры как собственно логические классы, в которых согласованы содержание и объем

Трансдуктивный характер связи предпонятийных структур

Индуктивно-дедуктивный характер связи понятийных структур

Синкретизм и преобладание соединительных конструкций в допонятийном мышлении

Иерархизованность и преобладание конструкций подчинения в понятийном мышлении

Несогласованность инвариантных и вариативных компонентов в предпонятийных структурах

Адекватное соотношение инвариантных и вариативных компонентов в понятийных структурах

Неполнота обратимости операций в допонятийном мышлении

Сформированность ансамблей обратимых операций в понятийном мышлении

Нечувствительность к логическому противоречию и к переносному смыслу как выражение дефектов понимания

Высший уровень и полнота понимания в понятийном интеллекте

Развитие мышления в детстве

Узнавание сначала является лишь элементарной адекватной реакцией (памятью) на привычный раздражитель, затем в своих высших проявлениях превращается в акт мышления – познавательный акт отождествления.

Мыслить для ребенка – значит вспоминать, т.е. опираться на свой прежний опыт, на его видоизменения. Никогда мышление не обнаруживает такой высокой корреляции с памятью, как в самом раннем возрасте. Мышление здесь развивается в непосредственной зависимости от памяти. Многие нарушения сознания могут иметь в основе «внутрисистемные» нарушения памяти.

Память в своем развитии проходит следующие этапы: двигательная, аффективная, образная и вербальная.

 

Мышление нельзя представить без того исходного материала, который был заключен в чувствованном. Существует невербальное мышление – например в форме внешней деятельности с материальными предметами. Невербальное мышление может функционировать без участия вербального, т.е. без вербального осознания.

Весь путь мышления ребенка связан с формированием его предметной деятельности. В развитии предметной деятельности прослеживается процесс ее интеллекту­ализации, связанный с овладением предметно-опосредствованными способами решения практических задач. Как только деятельность начинает осуществ­ляться посредством предмета, она превращается в деятельность интеллекту­альную. Процесс интеллектуализации предметной деятельности есть непременное условие и предпосылка формирования у ребенка трудовой деятельно­сти. Процесс труда не сводится лишь к физическим усилиям, даже в самых про­стых его формах. В труде умственное и физическое присутствуют нераздельно. Предметная деятельность постепенно интеллектуализируется, ребенок присваивает социальные способы реализации деятельности и ее мотивы.

Мышления на предметном уровне – это суждения.

Первичные суждение – сенсорно-перцептивные (собака лает),

Вторичные - представления (вилка – это четыре зубчика),

Высший уровень суждений - понятия (вилка- это посуда). Понятие – это функция суждения и обобщенное представление.

В единстве с овладением предметной деятельности ребенок овладевает сигнальной, атрибутивной, номинативной, а в последствии и обобщающей функцией речи.

Т.о., в раннем детстве происходит интенсивное овладение миром социальных отношений и предметных действий.

Предметное мышление отличается от ассоциативного тем, что в предметном течение мыслительного процесса регулируется более или менее адекватно отраженными в сознании связями своего предметного содержания.

 

При развитом образном мышлении способность усваивать и использовать понятия развивается еще недостаточно. Мышление ребенка первоначально допонятийно – первая субъективная связь принимается за универсальную закономерность, первая мысль без критики – за достойное объяснение. Таким образом, проблема умственного развития ребенка тесно связана с проблемой логического мышления.

Переход к мышлению вообще, и позже – к абстрактному, осуществляется там, где чувствование наталкивается на неодолимую для него преграду на пути к познанию.

К 7 годам интеллектуальные операции, бывшие до этого необратимыми, начинают группироваться в обратимые системы.

Чтобы построить пространство, время, мир причин и практических объектов, ребенок должен освободиться от своего перцептивного и моторного эгоцентризма.

Конверсия эгоцентризма в систему децентрированных отношений и классов занимает практически все раннее детство.

 

Полноценное развитие мышления

Мышление – это сам процесс умственной активности. Интеллект – это умственная способность, как бы «качество» мышления.

Уровень интеллекта человека определяется тем, насколько интегративны (глубоки) те элементы субъективного, которые он может заключить в материальную оболочку, выразить посредством языка или иных средств выражения.

Ядро интеллекта – это способность выделить в ситуации ее существенные для действия свойства в их связях и отношениях и привести свое поведение в соответствии с ними. Существенные же связи основаны на реальных зависимостях, а не на случайных совпадениях, на условно-временных связях. Выделить существенные для действия реальные зависимости можно, только в попытках воздействия на ситуацию.

Психофизиологическая трактовка интеллекта должна основываться на том, что в мозгу постоянно происходит сравнение, выделение, отвлечение и обобщение информации, доставляемой сенсорными системами.

 

Нейрональные связи растут не только количественно, но и качественно – от рефлексов до ассоциаций высшего порядка. У человека сильнее всех живых существ развиты центральные звенья анализаторов и ассоциативные пути.

С повышение пластичности ассоциации не только легко образуются, но и легко угасают – уже у детей среднего школьного возраста.

Ассоцииативные системы завязаны на таламус. Они являются основой для поступающей в мозг гетеросенсорной информации. И поэтому возникновение ассоциативных связей лишено направленности, этот процесс лишен регулирующей организованности.

Таким, образом сознание нуждается в отделе «контроля» «свободно» возникающих ассоциаций.

 

Наиболее эволюционно поздней частью человеческого мозга являются высшие отделы коры головного мозга, и «особенно» - лобные (или префронатльные) доли. Именно их развитие сопряжено со степенью развития понятийного мышления.

Префронтальная кора играет центральную роль в формировании целей и задач, затем в разработке планов действий, требующихся для достижения этих целей. Она выбирает когнитивные умения, требующиеся для воплощения планов, координирует эти умения и применяет их в правильном порядке. Наконец, лобная часть коры головного мозга ответственна за оценивание наших действий как успеха или неудачи относительно наших намерений. Эти когнитивные способности зависят от лобных долей и развиваются с ними.

Большинство задач, с которыми мы сталкиваемся в обыденной жизни, не имеют внутренне правильных решений.

Иметь дело с внутренней неопределенностью — одна из главных функций лобных долей. В некотором смысле, решительный ли вы человек или тряпка, зависит от того, насколько хорошо работают ваши лобные доли.

Лобные доли играют решающую роль в ситуациях свободного выбора, когда от субъекта зависит решение, как интерпретировать неопределенную, двусмысленную ситуацию. Как только ситуация лишается неопределенности для субъекта и задача сводится к вычислению единственно возможного правильного ответа, вклад лобных долей уже не является решающим, даже если все другие аспекты задачи остаются теми же самыми.

В широком смысле лобные доли являются механизмом, с помощью которого организм освобождает себя от прошлого и проецирует в будущее. Лобные доли наделяют организм способностью строить нейронные модели событий как предварительное условие того, чтобы эти события состоялись; модели чего-то, что еще не существует, но что вы хотите осуществить.

Конечно, мышление высокого уровня требует должного уровня волевой регуляции.

 

Мышление реактивное и проактивное

На определенном этапе развития системы его движущей силой выступает гармоническое взаимодействие. Но именно противоречия продолжают способствовать дальнейшей дифференцировке элементов системы.

Только располагая необходимыми мировоззренческими знаниями о своем положении в мире, важнейшими ценностными ориентациями, социально зрелый человек способен действительно эффективно управлять своей жизнедеятельностью. Его образ мышления и действия становиться более гибким.

Но это требует энергозатрат, люди это чувствуют, и без достаточного стимула, многие стараются избегать расширения понимания вопросов.

Выводы, сделанные на основе недостоверной или недостаточной информации, практически всегда являются ошибочными. Это ведет к ошибочным действиям, и в результате - к провалу, краху всех планов и недостижению цели.

Информация может быть недостоверной и/или недостаточной по следующим причинам:

• вы опираетесь на непроверенные факты;

• вы опираетесь на азбучные, прописные «истины», которые, как правило, плохо соотносятся с реальностью;

• вы следуете стереотипным представлениям о том или ином явлении, тогда как эти шаблоны обычно не соответствуют действительности;

• вы доверяете чужому опыту, мнениям других людей, а может, даже слухам;

• вы доверяете своему прошлому опыту, не замечая, что мир изменился;

• ваше восприятие искажает информацию, так как вы подсознательно стремитесь не видеть того, что вам не хочется видеть;

• вы считаете, что вам все известно об интересующем вас явлении, и вы не пытаетесь вглядеться в него пристально и непредвзято.

Т.е., реактивное мышление заставляет нас зацикливатьсяна одной цели одном способе достижения.

Рассудок – носитель стандартности, слепой нормативности, принятия за истину одного. В случаях, когда умственная деятельность человека исчерпывается операциями рассудка, она становится абстрактно формальной. Рассудочное мышление действует в рамках парадигмы «нормальной» науки. Излюбленный способ рассудочной деятельности – по готовым инструкциям, отработанным схемам на основе формально-логических операций. В любой области деятельности есть господствующие идеи, которые сопротивляются попыткам их обойти. Господствующая идея часто первой приходит в голову, кажется простым и понятным. Есть мнение, что этому частично способствует «привычка учебника по математике», где в основном предполагается только один ответ.

 

Рассудок имеет запрет на противоречие, тогда как разум их допускает. Творческое воображение мысленно связывает на новом уровне различные противоречивые данные в некую упорядоченную целостность.

Воображение – это создание нового образа путем замыкания новых связей между следами прежних восприятий.

Материалом воображения служат представления, которые преобразуются в сознании, особенно когда речь идет о творческом воображении.

Практически во всех областях человеческой деятельности творчество нового неотделимо от воображения. Воображение играет роль там, где мышление или вербальная память еще недостаточно развиты, оно же играет огромную роль в восприятии при узнавании.

Творческая способность есть особое умение оригинальным образом перестраивать элементы в поле сознания так, чтобы эта перестройка обеспечивала возможность выполнения некоторых операций в поле явления.

На этапе полного развития творческого мышления человек, не прибегая к явно выраженным пробам и ошибкам, анализирует структуру задачи, строит план ее решения и подчиняет этому плану свои действия.

 

Любая наука держится на небольшом количестве оригинальных открытий. Наиболее важной чертой оригинального творческого подхода в науке является обнаружение разрыва, пробела, сопоставление ранее не сопоставленного.

Решение задачи сводится к включению новых элементов долговременной памяти в известную конфигурацию. Реакция детекторов новизны констатирует, что возникшая комбинация элементов характеризуется новизной и может быть одним из вариантов оригинального решения. Человек испытывает положительно окрашенное творческое возбуждение. Уже после этого мысль начинает критически оцениваться. Лучше, если мысль будет нанесена на бумагу, тогда она не ускользает и может полноценнее быть подвергнута критическому анализу.

Краткие рекомендации по развитию понятийного мышления:

  1. Отделить факты от убеждения.
  2. Искать различные подходы к явлениям.
  3. Поскольку отношение к различным вопросам как к проблемам рождает негативизм и угнетает психику и организм в целом, тогда как интерес – проактвен, напрашивается вывод о том, что думать надо интересом с и удовольтсвием.
  4. Игры (в т.ч. состояние «игры» по жизни, культивируемое в некоторых «школах сознания») формирует нестандартное мышление.

***

Итак, развитое мышление, и такие его аспекты, как долгосрочное планирование, учет большого количества возможных факторов при прогнозировании результата и работа с неопределенностью – считается вершиной эволюции человеческого мозга.

К сожалению, многие люди, увлекающиеся йогой не стремятся к развитию этих функций сознания, а наоборот, пердпочитают «соскальзывать» в допонятийное мышление – что описывается нечувствительностью к логическим противоречиям, несогласованностью инвариантных и вариативных компонентов в предпонятийных структурах, эгоизмом (частично в результате недальновидности), и т.д.

Заметим, что корень религиозно-магических представлений – это бессилие и беспомощность первобытного человека, и именно в деле поддержания своего существования. Это бессилие вынуждало человека хвататься за самые, казалось бы неразумные и нецелесообразные средства, чтобы добиться результата, не дающегося в руки при помощи привычных и разумных, проверенных опытом средств.

Как видно, и сегодня многие люди хватаются за религиозно-магические представления, как будто они не могут решить многие вопросы за счет собственных ресурсов (понимания). Но это не так. Многие физические и психические задачи можно решить сегодня, если задастся целью обрести ПОНИМАНИЕ. Что, конечно, требует усилий.

Одной из причин «ухода» от развитости сознания (в т.ч. среди увлекающихся йогой и т.п.) является желание получить понимание «быстро», без труда, что часто означает только иллюзию понимания. Это происходит потому, что если человек не создает такую иллюзию, то имеющаяся информация будет меньше, чем необходимо для удовлетворения потребности, что вызовет отрицательные эмоции.

 

5. Самосознание

5.1. Присутствие (себя)

С научной точки зрения самосознание - это своего рода опорная гибкая точка отсчета

Так, важной частью самосознания являются внутренние пространство и время. Они создаются стабильными и независимыми, и становятся основой для анализа различных процессов.

 

Термин «самосознание» часто применяется в психологической, эзотерической и т.п. литературе часто применяется. Если посмотреть глубже, то это понятие можно разделить на два ключевых компонента: «самоописание» и «восприятия присутствия себя».

Попробуем понять, что имеется в виду. Если вы посмотрите перед собой на внешний мир, вы можете просто наблюдать объекты, а может при этом еще и воспринимать свое же «присутствие» - то, что Вы Есть. И затем можно убрать внимание внешних объектов и оставить только «присутствие».

Обычно человек привычно добавляет к этому восприятию еще «самоописание» - т.е. описание каких-либо своих характеристик. Настроение, чувство активности, личностные качества и др. – все это обычно «накладывается» на присутствие, но может быть и отделено от него. У большей части людей такое отделение чаще происходит спонтанно, но может производиться и сознательно.

В результате травмы, медикаментов, или специальных практик человек может осознавать присутствие своего «Я», но «забыть» (скорее всего, на время) значительный объем «описания себя».

«Чувство Я» и его описание примерно соответствует «двум слоям» получения впечатлений их соотнесения с базами данных, которые описывались в предыдущем разделе. Т.е. «присутствие» - это простое «впечатление», которое затем «обрастает» соотнесением с базой данных. В данном случае базой данных «о себе».

Восприятие «чистого присутствие себя» постоянно имеет место только у некоторых людей, скорее всего – занимавшихся этим специально. Почти все люди проводят часть времени с восприятием «присутствия себя», а часть без него.

Но принимать волевые решения человек способен в обоих состояниях.

Чтобы увеличить время восприятия «присутствия себя» можно специально направлять на это свое внимание. Таким образом, «присутствие» - это «объект», который может «выделяться» вниманием среди прочих. И получается, что волевая команда «направить внимание на присутствие» может запускаться в тот момент, когда человек своего присутствия ЕЩЕ НЕ воспринимает.

Из этого видно, что присутствие и воля – разные составляющие нашего сознания. Возможность воли без присутствия мы уже рассмотрели. Присутствие без воли можно предположить в ситуации, когда человек «Себя» воспринимает, но почти не принимает «волевых» решений, а действует как транслятор чужих указаний.

 

Однако достижение «присутствия себя» через Волю – не единственный путь. Другим распространенным путем является уменьшение активности сознания на привычную психическую деятельность (но с сохранением уровня бодрости – активности мозга в целом) и благодаря освободившемуся ресурсу «присутствие себя» становится заметным.

 

После некоторого критического порога произвольного направления внимания на восприятие «присутствия себя», человек обнаруживает, что такое восприятие может существовать почти постоянно без усилия (усилия внимания).

Этот феномен разными традициями (школами) трактуется по-разному:

  1. «Чистое присутствие» существует вне пространства и времени. Человек может только его «заметить», и его волевые усилия (в т.ч. по направлению своего внимания) по сути ничего не изменят.
  2. Возможность «постоянного присутствия себя» потенциально заложена в человеке, и ее нужно развить («вырастить»).

Наше сознание нуждается в восприятии чего-либо, а также в придании «ценности» тому, что оно воспринимает. Почему-то восприятие «присутствия себя» может удовлетворить эти его потребности. Подробнее это выглядит так: после достижения почти «самоподдерживающегося присутствия» при направлении еще большего внимания в него сознанию «интересно» («ценно») это делать, и оно «готово» осуществлять это длительное время.

 

Отдельно можно выделить рекомендации в разных школах по вопросу взаимодействия «чувства Я» и «описания себя как личности».

Смещение самосознания преимущественно в присутствие позволяет уменьшить выраженность устоявшихся личностных качеств, что в результате позволяет облегчить их повышение, снижение, или обретение новых.

В пределе практик может стараться понижаться «самоописание» весьма радикально, увеличивая состояние «чистого присутствия».

 

По мере развития «чистого присутствия» (без усилия) меняется восприятие Воли, даже если человек специальными практиками по изучению своей волевой активности не занимался. У такого человека повышение одного процесса (образа) относительно другого (если ему это надо, например – в ситуации выбора) протекает с гораздо более низкой интенсивностью.

 

В свете вышесказанного в различных Традициях, учениях и т.д. могут описываться разные варианты «Пути», (многие из них описывают «возможные посмертные бонусы»). Приведем некоторые:

  1. Достижение, удержание и углубление «чистого присутствия» - главная задача остальное мало значимо.
  2. То же, что и п.1., но интенсивность взаимодействия с внешним миром рекомендуется уменьшать, чтобы не отвлекаться.
  3. Рекомендуется достичь постоянного присутствия и «соединять» его с объектами и «процессом» жизни, причем делать жизнь по возможности БОЛЕЕ насыщенной. Наращивание «осознанной» интенсивности «развивает» некоторые слои сознания.

Несмотря на разницу в установках, конечные результаты могут быть весьма схожими, а могут довольно разными. Одно из возможных достижений - объединение «Я» человека и жизненных переживаний, более тесное, чем в среднестатистическом случае.

 

5.2. Роли полушарий мозга

Единственное постоянно активное место мозга – префронтальные доли. Они производят оценку получаемых впечатлений, принимают решения о перенаправлении потока внимания, и т.д.

Большая часть левшей имеет такое же распределение функций полушарий мозга, что и правши. Т.е. леворукосость очень редко означает что и мозг – «перевернут».

 

Правое полушарие

Правому полушарию свойственен конкретный, одновременный и синтетический (целостный) способ обработки информации.

Правое может компенсировать функции левого, а вот наоброт – нет. Правое обеспечивает постоянный фон жизнедеятельности, и у него больше компенсаторные возможности.

Правое полушарие обеспечивает конкретно-образное мышление и имеет дело с невербальным материалом, отвечая за определенные навы­ки в обращении с пространственными сигналами, за структурно-пространственные преобразования, способность к зрительному и тактильному распознаванию предметов.

Правое полушарие связывают с самооценкой, с самосознанием (чувством «Я»), с мотивационной сферой. Его поражение ведет к нарушению личности, тогда как при нарушении функций левого полушария личность остается сохранной.

Правое обеспечивает представительство мира в себе, внутри «Я».

Как бы подробно человек ни говорил о себе, он всегда чувствует, что он не исчерпывается никаким анализом и объяснением, что он невыразимо богаче собственного осознанного представления о себе. Это ощущение основано на «чистом самосознании». Можно сказать, что "чистое самосознание (переживание Я)" – это полномочный представитель сознания в царстве бессознательного (правом полушарии).

Правое полушарие в значительно меньшей степени подвержено влиянию корригирующих обратных связей, более автономно. С ним связана оценка неопределенности среды и маловероятных событий. Т.е. левополушарная оценка не меняется при изменении обстоятельств, тогда как правополушарная непосредственно определяется ими.

Предполагается, что, благодаря тому, что правое полушарие "схватывает" любую информацию чуть быстрее левого, появляется возможность оценить эту информацию до ее осознания и решить, можно ли допустить ее до сознания. На этом основываются многие формы интуиции.

У маленьких детей, как и у народов иных цивилизаций, не знающих нашей системы школьного обучения, доминирует правое полушарие с его ориентацией на реальный мир, не укладывающийся в схему логических законов.

Правое полушарие в основном отвечает за эмоциональность.

Правое полушарие действительно неспособно к речепродукции, однако оно понимает обращенную к нему речь в довольно широких пределах. Оно плохо справляется только с восприятием сложных грамматических конструкций.

 

Левое полушарие

Обработка входных сигна­лов осуществляется в левом полушарии, по-видимому, последовательно.

Левое полушарие из всего обилия реальных и потенциальных связей выбирает немногие внутренне непротиворечивые, не исключающие друг друга, и на основе этих немногих связей создает однозначно понимаемый контекст.

При этом все остальные связи, способные усложнить и запутать картину, сделать ее менее определенной и, упаси боже, внутренне противоречивой, все эти связи безжалостно усекаются. Такая аккуратно подстриженная под машинку логического мышления картина мира является уже не картиной в полном смысле этого слова, а моделью, однако моделью удобной в обращении.

Левому полушарию свойственен абстрактный, последовательный, аналитический способ обработки информации, поступающую в мозг. Создается ощущение, что левое полушарие пытается упростить многомерность воспринятого путем бинарного членения. Однако бинарность не только упрощает, но и структурирует процессы.

Левое полушарие специализируется на обра­ботке символьной информации, управлении и программирова­нии поведения.

Левое полушарие способно на целостное одновременное восприятие серии данных и так же быстро, как правое, при условии, что различия между элементами серии четко определены и легко выражаются. А вот если образ достаточно сложен и не содержит четких и легко формализуемых отличительных признаков (как фотографии обычных человеческих лиц, не искаженных слишком характерными и необычными чертами), то преимущество в скорости и комплексности обработки за правым полушарием.

 

Левое полушарие - это контроль. Оно обеспечивает процессы персонификации и аутоидентификации и активно в привычных процессах. Левое полушарие соотносит Я с картиной мира с целью коммуникации.

Специализацию левого полушария видят в его связи с той формой сознания, которая вооружена речью и иными средствами передачи информации другим членам общества. Она существенна прежде всего для коммуникации с другими людьми. Подчеркивая коммуникативное происхождение знания, мы рассматриваем возможность мысленного диалога с сам собой как свойство левого полушария.

Левое полушарие более сильно связано с ретикулярной формацией (системами активации мозга), у левого выше энергетические затраты.

У детей интровертов (а так же застенчивых) более активны правые лобные доли, у нормально сходящихся с другими – левые.

При нарушении левого полушария фиксируется нарушение течения времени.

Поражение левого полушария у правшей вызывает нарушение речи (человек не гово­рит и не понимает), провалы в памяти, неадекватные поступки с последующей амнезией, сумеречное состояние сознания, когда по­ведение определяется галлюцинациями или больной автоматичес­ки продолжает начатую деятельность.

Левое полушарие способно к адекватной оценке музыкального ритма, но распознавание мелодий остается недоступным левому полушарию.

 

***

Оба полушария выполняют равно важные функции. Левое полушарие упрощает мир, чтобы можно было его проанализировать и соответственно повлиять на него. Правое полушарие схватывает мир таким, каков он есть, и тем самым преодолевает ограничения, накладываемые левым.

Предполагают, что левое полушарие превосходит правое, когда задача состоит в вы­явлении немногих четких деталей, а правое доминирует при ин­теграции элементов в сложные конфигурации.

Правое полушарие чудесным образом все их интегрирует, создавая уникальный сплав. И поскольку это касается не только межличностных отношений, но и любых явлений действительности, то именно правое полушарие, его способность к созданию многозначного контекста, обеспечивает выявление новых связей между явлениями и их интеграцию с прежним опытом, что и составляет сущность творческих озарений.

 

Индивидуальное время и пространство (как основы самосознания) связаны с правым полушарием. Однако левое полушарие больше отвечает за будущее, правое – за прошлое.

Правое полушарие отвечает за активность в новых процессах, серьезную адаптацию во всех сферах и творчество. Однако потом закрепленная новая функция переходит к левому полушарию.

Известно, что на первых этапах выработки условный реф­лекс образуется раньше, оказывается более прочным и часто определяется быстрее в правом полушарии. Только после ста­билизации он упрочивается в левом полушарии. Перенос реф­лекса происходит во время самого процесса обучения. После 5-6 повторений нового для ребенка действия локус полностью переходит от правого полушария в левое.

 

Доминирование полушария зависит от преимущественного вида мышления человека.

У человека различают два основных вида мышления: наглядно-образное (первая сигнальная система) и словесно-логическое (вторая сигнальная система).

Специально человеческие типы высшей нервной деятельности влияют на локализацию фокусов взаимодействия информации. У лиц с преобладанием первой сигнальной системы над второй фокусы взаимодействия находились преимущественно в правом полушарии. У лиц с преобладанием второй, речевой сигнальной системы оба фокуса локализовались в левом полушарии.

Различные мыслительные операции используют разные фокусы взаимодействия. На первом этапе, когда сначала требовалось определить, что можно построить из имеющихся элементов, и сформировать целевой образ, функционировал фокус взаимодействия в затылочно-височных отделах, а на этапе детального конструирования образа — в лобной коре. При этом нахождение решения при всех типах задач, даже если речевой ответ не требовался, сопровождалось появлением фокуса взаимодействия в вой височной коре (вербальной зоне).

Как уже говорилось выше, одной из эволюционных вершин развития левого полушария является многофакторный анализ данных (особенно прогностического характера).

Для правого полушария направлениями развития будет не только образное мышление, но и «целостное самосознание», наложение «присутствия» на другие психические процессы, улучшение связи «Я» с получаемыми впечатлениями и т.п.

 

5.3. Полушарная активность и затраты ресурсов

Выяснено, что если у людей западной цивилизации создание образного контекста требует дополнительного задействования активирующих систем мозга, то у тех народов, кто не утратил этой способности в процессе приспособления к нашей цивилизации, это не требует дополнительной стимуляции мозга. Значит, наибольшие мозговые усилия уходят на уменьшение потенциальных связей между предметами и явлениями во имя однозначного контекста, однозначного взаимопонимания, установления однозначных причинно-следственных отношений.

Правое полушарие способно к восприятию и созданию многозначного контекста без дополнительных психофизических "затрат" (т.е. работает в режиме своеобразной "энтропии"), поможет снять это "энергетическое" ограничение. Ведь если правое полушарие обладает особой предрасположенностью к многозначному контексту и не нуждается в дополнительной активации, то и очень слабые сигналы могут улавливаться.

Дополнительная активация мозга - она подстегивает только левое полушарие в процессе его специфической деятельности, а правое либо "бежит" само безо всяких подстегиваний, либо не "бежит" вовсе, сколько ни стегай.

Это объясняет ситуации, когда некоторые люди говорят, что от рутинной деятельности устают значительно больше, чем от решения творческих задач, - именно рутинная деятельность требует от них максимальных затрат "мозговой энергии".

 

Итак, работа левого полушария связана с решением задач, более нагрузочна, тогда как работа правого больше связана с «более непосредственным получением жизненных впечатлений», и, видимо по этому, - с переживанием удовольствий.

Поэтому многие люди сознательно, полусознательно или бессознательно склонны к снижению степени многопланового анализа информации и повышению «простого» существования.

С точки зрения баланса «анализ/удовлетворенность» практикующих можно разделить на две основные группы со следующими основными проблемами:

1. «Излишний анализ» - эта проблема свойственна людям, озабоченным решением задач, планированием и т.п. В результате они – получают меньше удовольствия от жизни, и даже, может быть меньше «включены в жизнь».

Люди, считающие себя более интуитивными и невербальными (правополушарный когнитивный стиль) чаще оценивали себя позитивно; описывающие себя аналитичными и вербальными (левополушарный когнитивный стиль) — отрицательно. Более того, положительный аффект чаще связан с использованием интуитивного, а не аналитичноского стиля при решении проблем.

2. «Недостаточный анализ» - эти люди склонные уменьшать затраты мозга на многоплановое мышление. Но многие из них все равно нуждаются в «генеральной идее». И после принятия определенной идеи они могут читать много литературы, однако не замечать того, что находятся в «узком русле», и не учитывать множества факторов. В результате – не редкость, когда такие люди обнаруживают, что за много лет зашли в «жизненный тупик», но как они туда попали, и что делать – не понятно. Ибо известные базы данных и «углы зрения» ответа не дают, а чтобы увидеть решение – количество информации должно быть увеличено во много раз, скажем – на порядок.

 

Выход – помнить о баланса. Для обеспечения эффективности обучения и трудовой деятельности (а также объективных достижений в результате практики йоги) большинству людей нужно увеличивать объем знаний и умение с ним работать. Для удовлетворенностью жизнью – нужно обучение умению снижать излишнюю активность мозга.

Состояние «осознанного присутствия» больше относится к работе правого полушария и в определенном смысле, оно способствует росту удовлетворенности. Однако также оно может стимулировать человека к планированию своей жизни и взаимодействия с окружающей средой, что означает интеграцию с левым полушарием.

 

5.4. Состояния разделенности

В результате специальной практики (но бывает и без нее) возможно переживание человеком феномена, когда «волевая активность» отделена от «наблюдателя». Это возможно постольку, поскольку это психофизиологически разные процессы.

В результате у индивида встает вопрос самоотождествления – с «кем» отождествляться – с «волей», или с «наблюдателем». Обычно выбирают «наблюдателя», тогда «воля» наблюдается как «Сила», которая одновременно и принадлежит человеку и является чем-то отделенным.

Но дополнительную сложность сочетанию и разделению воли и наблюдения индивидуума добавляет наличие еще «описательного» аспекта. Просто «наблюдать» человек может обычно очень небольшое время, достаточно быстро включается «описание» происходящего – систематизация (соотнесения с имеющимися базами данных).

Переживание разделенности происходит периодически у всех людей. Например, в те моменты, когда человек замечает в себе возможность действий и отношений к происходящему, которые субъективно несколько «отделены» от «обычной точки контроля». Т.е. человек что-то делает, или генерирует определенное отношение к ситуации, но вроде это не контролирует – возникает состояние двойственности. В этот момент произошло разделение «волевого» аспекта с одной стороны и «наблюдателя» + «описывающего аспекта» с другой.

Отсюда и разговоры в эзотерических кругах о «Силе», которая скрыта в человеке. И действительно, многократно описаны случаи, когда человек совершал необычные поступки – например подъем «неподъемных» тяжестей, когда у человека отключался «описательный аспект» и человек совершал чистое «волевое» действие. И поскольку обычно человек привык соединять «наблюдателя» именно с «описывающим аспектом», то у человека возникает переживание, как будто он «отделен» от действия.

А если человек «отождествится» именно со своим волевым аспектом, и совершат такое необычное действие, он может потом «не помнить» ситуацию.

Итак, «ядро» человеческого индивида состоит из нескольких «аспектов»:

  1. Воля
  2. «Простое» получение впечатлений
  3. Соотнесение их с базами данных («Описание мира»)
  4. Осознание «присутствия себя», которое так же может включаться в Описание мира.

Разные «школы» работы с сознанием имеют разные мнения относительно того, какой аспект главный, и как выстраивать их отношения между собой – в иерархическом или содружественном порядке. Причем в зависимости от этапа обучения рекомендации могут меняться.

Касательно самого состояния разделенности так же могут даваться разные рекомендации, которые можно разделить на 2 основных класса:

  1. «Путь сворачивания» - смещение присутствия (и описательного отождествления) в волевой центр. Соответственно, состояние разделенности приветствуется. «Я» становиться безкачественным и отделенным от всех образов. К данному пути из современных школ можно отнести йогу натхов, психонетику и др.
  2. «Путь разворачивания» - стремление соединить свое «Я» со всеми образами и процессами. Все аспекты «Я» рекомендуется интегрировать. Из современных – Шри Видья, некоторые другие тантрические школы, др.

Важно, что разные «пути» вызывают разную организацию психики.

Также важно, что при попытке практики по любому из этих вариантов, человек может иметь или же НЕ иметь акцентированного намерения по смещению в состояние уменьшения Описания и повышения «простого получения впечатлений».

 

6. Активация

6.1. Понятие об активации сознания

Существуют т.н. модулирующие системы мозга, которые обеспечивают «должную» активацию высших отделов коры. Т.е., модулирующие системы обеспечивают «усиление» уровня активности нейронных цепей, обеспечивающих «высшую» психическую деятельность.

В состоянии бодрствования мембрана большинства нейронов коры деполяризован больше, чем в состоянии покоя на 5-15 мВ (65-70 мВ). Только в таком состоянии тонической деполяризации эти нейроны способны обрабатывать и отвечать на сигналы, приходящие от других нервных клеток.

Если связь нейрональных сетей, обрабатывающих информацию, с системой активации прервать – наступает нарушение сознания. Выключение, или дезорганизация, различных механизмов модулирующей системы мозга является общим элемен­том для всех форм потери сознания.

Приходя в себя после глубокого обмо­рока, человек продолжает прерванный ход мыслей. При этом нее события во время обморока оказываются невоспринятыми и не зарегистрированными в его памяти.

Считается, что необходимым и достаточным условием для сознания является когерентная электрическая активность определенного достаточно большого числа нейронов даже при отключенной внешеней сенсорной информации. При этом возникает гамма-ритм с частотой 40 Гц. Нейроны, избирательно реагирующие на одинаковый стимул обнаруживают сходные гамма-осциляции без фазового сдвига. Синхронизация нейронной активности является механизмом объединения клеток в ансамбль.

Важно, что в число вовлеченных в совместную деятельность нейронных групп входят нейронные ансамбли в различных областях коры. Подобная интеграция и обеспечивает осуществление высших психических функций.

В корреляционные отношения вступают то одни, то другие точки коры. Наиболее функциональным состоянием ЦНС для полноценной реализации условного рефлекса является активное бодрствование с высоким уровнем фоновой пространственной синхронизации биопотенциалов мозга.

 

Область наиболее высо­кой импульсации представляет в данный момент как бы центр внимания, а благодаря перемещению, "прожектора" в другие участки становится возможным их объединение в единую систему.

Предполагается также, что одновременно могут действовать несколько "прожекторов".

Локальная активация, охватывающая ограниченные зоны моз­га, определяет селективный, избирательный характер внимания. В случае, когда активация становится генерализованной и охва­тывает мозг в целом, говорят об изменении уровня активации, или функционального состояния.

Сознание может быть широким или узким. Широту сознания определяет количество каналов распространения локальной активации, модулирующей информационные сети нейронов. Чем больше задействовано локальных модуляторов, тем шире сознание. Частичное выключение локальных модуляторов приводит к сужению поля сознания. Это можно наблюдать, например, при недостатке кислорода.

Даже при высокой поведенческой активности возможен частичный сон, особенно в ассоциативных корковых областях. По-видимому, это может быть причиной воз­можного нарушения когнитивных процессов и внимания при на­личии большой потребности в сне.

 

6.2. Бодрствование спокойное и напряженное

Существует два типа бодрствования — спокойное и напряженное.
Спокойное поддерживается деятельностью ретикуло-таламокортикальной системы (активизирующей импульсы, которые посылает ретикулярная формация, побуждают к усиленной работе таламус и кору головного мозга), а напряжение, кроме того, и деятельностью лимбической системы.

Как было сказано в главе 5.3. – существуют параллели между этими режимами активности мозга и активацией левого полушария. Именно излишне активное левое полушарие требует дополнительного напряжения, что сказывается на общем психоэмоциональном состоянии, вегетативных реакциях, устойчивости внимания и др.

Деятельность правого полушария больше соотноситься со спокойным бодрствованием, также его в некоторой степени можно соотнести с альфа-ритмом.

При особых состояниях сознания (йога, медитация) альфа-ритм усиливается даже по сравнению с расслабленным бодрствованием. Между тем, по психологическим критериям, это отнюдь не дремота, а весьма активная, хотя и своеобразная деятельность мозга,

Обнаружилось, что у творческих студентов при решении творческих задач альфа-ритм не только не уменьшается, но даже имеет тенденцию к увеличению, особенно в правом полушарии. В то же время при решении рутинных задач у этих студентов, как и у студентов противоположной группы, альфа-ритм уменьшается.

Итак, существует так называемое оптимальное функциональное состояние, определяющее наиболее высокую эффек­тивность деятельности. В этом состоянии полушария достаточно активно, но еще нет перенапряженных структур - как локальных, так и структур общей активации.

 

6.3. Ориентировочная реакция и тревога

Изучение механизма оптимизации функционального состояния дает основания говорить о его устойчивой связи с ориентировочным рефлексом («реакцией новизны). Творчество связано с развитием потребности в познании, в по­лучении новой информации, которая достигается в процессе ори­ентировочно-исследовательской деятельности.

Одним из компонентов ориенти­ровочной реакции на новизну является активация бета-эндорфинов.

 

Ориентировочный рефлекс как выражение потребности в новой информации конкурирует с оборонительным рефлексом, который является выражением агрессии или страха, тревоги. Одна из распространенных форм оборонительной реакции – когда человек думает, что его оценивают окружающие.

Лица с высоким уровнем личностной тревожности реагируют даже на стандартную информационную нагрузку (нейтральные стимулы) преимущественно оборонительными реакциями. Стресс также тормозит ориентировочную реакцию и усиливают оборонительные, что приводит к подавлению творческой активности человека.

С другой стороны, доказано, что системы сохранения себя и потомства могут функционировать только в виде отрицательных эмоций. Нормальный уровень оборонительных реакций защищает человека от ориентировочно-исследовательского поведения с повышенным уровнем потенциальной опасности.

 

Индивидуальный уровень активации исследовался как тенденция человека к поиску или избеганию новых, сложных и интенсивных переживаний, а также как стрем­ление к физическому и социальному риску. Эта тенденция полу­чила название поиск ощущений (sensationseeking — SS). SS содержит в себе нечто, имеющее отно­шение к свойству активированности, которое проявляет себя и ответах на стимулы умеренной и большой интенсивности.

Лица с низким уровнем SS на звук высокой интенсивности отвечают появлением оборонительных реакций в виде фазического учащения ЧСС.

Субъекты с высоким уровнем SS на ту же интенсивность звука реагируют по ориентировочному типу — кратковременным снижением ЧСС.

 

Индивидуальный уровень SS имеет свои биохимические механизмы.

Один из основных факторов – развитость дофаминергической системы. Центры самораздражения, активность которых связывают с появлением положительных эмоций, содержат ДА-ергические нейроны. Эффективность самораздражения соответствует плотное ДА-ергическойинервации.

Равно как высокий уровень ДА-системы повышает, среди прочего, стремление к физической активности, верно и обратное – физическая активность (но не приводящая к истощению нервной системы), будет повышать общую активацию сознания.

 

В качестве еще одного из основных факторов выделяют индивидуальный уровень фермента моноаминоксидазы (МАО), величина SS отрицательно коррелирует с содержанием в мозге фермента моноаминоксидазы (МАО), а также эндорфинов (эндогенных морфоподобных пептидов) и уровнем половых гормонов.

Лица с высокой величиной по шкале SS имеют низкий уровень МАО, а у субъектов со слабо выраженным стремлением к поиску ощущений и переживаний уровень МАО в нейронах велик.

Нейронный фермент МАО содержится в митохондриях нейро­нов. Первичная функция МАО — подавление нейромедиаторов: норадреналина, дофамина, серотонина внутри нейрона. Вещества, снижающие содержание МАО, часто используются в клинике как средство против депрессии, которую связывают с дефицитом катехоламинов и серотонина.

Для пояснения приведем наглядную таблицу:

Мало МАО

Много МАО

Много дофамина, серотонина и т.д.

Мало дофамина, серотонина

Высокая активация

Низкая активация

Преобладает ориентировочная реакция

Преобладает оборонительная реакция

Поисковое поведение нуждается в высоком уровне мозговых катехоламинов для своего существования и по механизму положительной обратной связи само этот высокий уровень катехоламинов поддерживает.

Неудивительно, что систематическое использование нейролептиков нередко приводит к депрессии, апатии и к углублению негативных симптомов.

 

Оборонительную реакцию делят на активную и пассивную.

Активная оборонительная реакция – гнев, агрессия, связаны с повышенной мощностью симпатоадреналовой системы, продукцией норадреналина в головном мозге и т.п. Это можер приводить к гепртонии.

При пассивной форме оборонительного рефлекса основной вклад в реакцию вносит миндалина. При этом доминирующими эмоциями становятся тревожность, страх, стремление убежать. При этом растет уровень кортизола, что вызывает отклонения в иммунной системе.

Большая активация миндалины связана с усилением условного страха. Определенные индивидуальные изменения в интенсивности реципрокных отношений между лобными долями и миндалиной могут вести к формированию у ребенка страха перед новыми объектами.

Разрушение же миндалины уменьшает эмоциональные реакции страха.

 

6.4. Состояния, связанные с разными уровнями активации

Для эмоций гнева и страха имеется об­щий противоположный полюс — положительная эмоция в виде переживания состояния безмятежности, релаксации, которое со­четается со снижением активности мозгового вещества надпочеч­ников (НА, А), падением АД и ЧСС.

Противоположность состояния депрессии и беспомощности образует состояние приподнятости с чувством контроля ситуации и ощущением поддержки со стороны социальных партнеров. На вегетативном и эндокринном уровне этому состоянию уверенности соответствует снижение уровня АКТГ, кортизола, а также выполняющих защит­ную функцию эндорфинов.

У мужчин происходит рост уровеня полового гор­мона тестостерона, у женщин также вероятен рост половых гор­монов эстрогена и прогестерона.

Переживание успеха, достигаемого в деятельности благодаря умениям и компетентности, сопровождается увеличением уровня тестостерона у самцов млекопитающих, включая человека. Имеются данные o том, что у женщин, так же как и у мужчин, тестостерон в основе их эмоциональной устойчивости, которая приходит с достижением профессионального и общественного статуса.

 

Депрессия, которую можно связать с состоянием растерянности, т.е. противоположной уверенности – это состояние очень слабой «полезной» активации. Выявляется малое содержание тестостерона и недостаток катехоламинов (НА, ДА и серотонина), отсюда м.б. снижение частоты пульса. Тормозиться подавление выработки кортизола – его уровень растет. Как ни странно, для депрессии также характерно высвобождение эндорфинов, которые действуют подобно морфину, подавляющему боль.

Результаты исследования мозга больных, покончивших с собой в состоянии депрессии показали, что он обеднен как норадреналином, так и серотонином, причем дефицит норадреналина проявляется депрессией тоски, а недостаток серотонина — депрессией тревоги.

 

Что касается серотонина, его уровень сильно связан с чувством удовлетворения. С ростом концентрации серотонина в мозге настроение у человека поднимается, а его истощение вызывает состояние депрессии.

Кроме чувства взаимоподдержки, дружелюбие обусловлено, в том числе, той эмоциональной выгодой, которую человек получает в процессе общения. Дружелюбным людям нравится общаться, и их мозг оценивает общение как награду.

На основе этих процессов появились более сложные явления, вроде сентиментальности или привязанности.

В общем, развитие коммуникации и способности к сотрудничеству увеличивает способность наслаждаться.

 

Одними из проявлений активации будут состояния радости и восторга, представляющую удовольствие, получаемое от игровой ситуации. Можно ожидать, что ос­нову данного эмоционального переживания составляет увеличение выброса дофамина, опиатов и ацетилхолина (т.е. систем активации, удовольствия и когнитивных процессов).

Собственно, сказанного достаточно для того, чтобы составить представление о взаимоотношении жизненных («витальных») состояний.

В качестве дополнения, для наглядного примера приведем двухмерную круговую модель Рассела: эмоции (сейчас бы мы сказали - ФС) располагаются по кругу в следующей последовательности: удовольствие (0°), возбуждение (45°), активация (90°), дистресс (135°), неудовольствие (180°), деп­рессия (225°), сонливость (270°), релаксация (315°).

Первая ось такого пространства интерпретируется как шкала знаков. Две другие оси группового пространства связаны с разными активации.

Вторая ось наиболее часто представлена «эмоциональной активацией» (ЭА), на одном полюсе которой состояние «Спокойствие», на другом — наиболее интенсивные эмоции – как с отрицательным, так и с положительным знаком (отвращение, гнев, а также восторг, радость и др.).

Третья ось интерпретируется как шкала «неэмоциональной активации» (НЭА) или «готовности к действию». Состояния «уверенность» — «растерянность» образуют ее полюса. Данная ось представляет активацию, вклад которой положительно коррелирует с эффективностью деятельности.

Итак, использовались 3 оси:

  1. удовольствие — неудовольствие,
  2. расслабление — напряжение,
  3. спокойствие — возбуждение (сон-бодрствование).

Так же предлагаются шкалы: контроль — импульсивность (сдержанность – экспрессия), внимание — невнимание, уверенность — неуверенность.

 

6.5. Полушарная активность и адаптация

Роль полушарий в эмоциональной активности независимо от знака

Доказанными правополушарными функци­ями являются эмоциональное восприятие, эмоциональная экс­прессия и центральная регуляция вегетативного и гормональ­ного сопровождения эмоционального переживания.

Правое полушарие, которое рассматривается как источник бессознательной мотивации, в отличие от левого воспринимает окружающий мир в неприятном, угрожающем свете, но именно левое полушарие доминирует в организации целостного эмоционального переживания на сознательном уровне. Таким образом, корковая регуляция эмоций осуществляется в норме при взаимодействии полушарий.

Активированная париетотемпоральная область правого полушария, обеспечивающая вегетативный компонент эмоционального поведения, тормозит собственные подкорковые структуры, соответствующие области коры левого полушария. Это, в свою очередь, приводит к растормаживанию левополушарных лимбических структур. В целом основная масса данных свидетельствует в пользу того, что экспрессия и вегетативный компонент эмоций в большей мере контролируются правым полушарием.

Эмоциональная экспрессия в моторной и сенсорной сфере так же обусловлена активностью правого полушария. При проблемах с правым полушарием отмечается депрессия и отсутствие инициативы.

Однако принадлежность переживательной компоненты (то есть самого психологического переживания) правому полушарию активно оспаривается. Повреждение правого, а не левого полушария повышает эмоциональность человека и увеличивает уровень мозговых катехоламинов.

В регуляции же эмоций ведущую роль играет левое полушарие: улучшение настроения связано с активизацией его структур, ухудшение — с угнетением.

 

По данным на 2000г динамика локализации фокуса эмоциональной активации зависит не от знака эмоций, а от новизны стимула и соответствует динамике фокуса на нейтральные стимулы: ФЛ?ФП?ЗЛ?ЗП, где Ф – фронтальные доли, З - задние .

Независимо от окраса переживания, при высокой интенсивности фокус смещался в левые лобные доли, т.е. область наиболее высокого активационного напряжения.

Неспецифическая эмоциональная активация обусловлена возбуждением задних областей правого полушария. После предъявления эмоционального сигнала биообратной связи происходит усиление тета2-синхронизации в интервале 200-400 мс, альфа2- и бета1-десинхронизации в интервале 600-1000 мс.

 

Роль полушарий в генезе знака эмоций

Лобные доли левого полушария больше генерирует положительные эмоции, правого – отрицательные. Это объясняется тем, что левое полушарие делает ситуацию понятной, правое – невербализуемой, и следовательно, непонятной.

Показано, что повышение активности правого полуша­рия относительно левого ведет к депрессиям, а егоповреждение — к эйфории, снижению узнавания отрицательных эмоций.

Доминирование дельта-ритма является показателем угнетения кортикальных структур. Утрированная синхронизация альфа-ритма — активацией таламокортикальной системы.

И, по-видимому, улучшение настроения после правополушарных припадков психических больных зависит не от угнетения структур правого полушария, а от усиления активности таламо-кортикальной системы этого полушария. Часть авторов полагает, что левое полушарие в данном случае осуществляет эмоциональную регуляцию, контролируя правое полушарие

Но была также отслежена связь между отрицательными эмоциями и активизацией в эти моменты левой височной доли.

Низкочастотные альфа-волны отражают слабо латерализованные эффекты неспецифической эмоциональной активации и ее интенсивность, тогда как высокочастотная альфа-активность опосредует когнитивные аспекты эмоционального функционирования и связана с асимметрией, определяемой знаком эмоции.

 

Полушарная активность при неврозах

Развитие невроза сопровождается искажением восприятия информации. Отрицательно окрашенные слова узнаются все менее эффективно и все более медленно. При сильном неврозе смысл эмоциональных слов инверсируется, что является ранним признаком нарушения межполушарной интеграции эмоциогенной информации.

Данные свидетельствуют о существовании двух неосознанных оценок эмоциональной значимости — в левом и правом полушариях. В норме они одинаковы, а при неврозе отмечается их существенное расхождение. Левополушарная остается сохранной, тогда как правополушарная меняется в сторону игнорирования отрицательно окрашенных сильно эмоциональных стимулов.

Снижение активности правой лобной доли ведет к изменению осознанной оценки эмоциональной значимости слов в сторону большего вычленения из окружающей среды положительно окрашенных стимулов с некоторым игнорированием отрицательно окрашенных.

 

Правое полушарие отвечает за процесс адаптации, но завершенная адаптация должна проявляться в виде активизации левого.

Незавершенная же адаптация при слишком сильном либо же недостаточно продолжительном воздействии характеризуется продолжительной активностью правого полушария.

Признаками незавершенной адаптации будет являться протяженность параметров, в норме ограниченных во времени: активизация селекции слабоэмоциональной информации в процессах памяти, тревожность, инверсия полушарного доминирования, повышенный до верхней границы уровень кортикостероидов, повышение реактивности центров регуляции дыхания и кровообращения, повышенная утомляемость.

Т.к. у людей с левым или симметричным профилем (доминантным полушарием) нагрузка равномерно делиться между полушариями в любой деятельности, активация правого полушария в процессе адаптации не приводит к срыву центральных механизмов вегетативной регуляции.

У лиц с правым профилем (доминантным полушарием) за кратковременной левополушарной активностью при стрессе происходит длительная активность правого полушария и при длительном воздействии – срыв адаптации.

 

Депрессия — состояние беспомощности, поведенческого торможения как следствие сильного дистресса, который не преодолен. Депрессия отражает потерю контролирующей функции.

При тоскливо-апатических расстройствах и большинстве неврозоподобных состояний активация левого полушария оказывает стимулирующий эффект.

 

Но, возможно, при других видах неврозов подобные процессы могут быть связаны с левым полушарием. Например, при неврозе навязчивых состояний отмечается возбуждение левого полушария.

Тогда как благоприятным фактором для регуляции альфа-ритма оказалось отсутствие критико-аналитического отношения к среде и к себе (снижение левополушарной активности).

 

***

Данные главы 6.5. говорят о значимости ОСМЫСЛЕНИЯ эмоционально значимых стимулов, мотивационных конфликтов, трудностей при выполнении долгосрочных проектов и т.п. Только осмысленно можно «поднять» себя из депрессии, «убедить» все мотивационные компоненты в необходимости длительных трудностей и т.д.

С другой стороны, навязчивые идеи – продукт левого полушария, и здесь могут сильно помочь практики с усилением правополушарных состояний.

В общем – сила в интеграции обоих полушарий с их способами обработки информации, запуске различных механизмов активации и т.п.

 

6.6. Темперамент

По И.П. Павлову темперамент определяется как сочетание трех основных свойств нервной системы: силы, уравновешенности, подвижности процессов возбуждения и торможения.

Сегодня темперамент оценивают по следующим измерениям:

1. Эргичность (характеристика жизненного тонуса, активности, работоспособности, жажда деятельности). Это проявления предметной эргичности. Эргичность бывает и социальной, она проявляется в характеристиках контактов и особенностях их установления, общительности, склонности к взаимодействиям.

2. Пластичность

Предметная пластичность видна в особенностях мышления, внимания, склонности к переходам в другие виды деятельности.

Социальная пластичность - в контактном поведении, коммуникациях, переключаемости в общении.

3. Скорость и темп

Предметный темп - характеристики скорости и легкости выполнения действий.

Социальный темп - речевая активность, особенности вербализации.

4. Эмоциональная чувствительность

Предметная характеризует отношение к задуманному и реальному, уверенность при выполнении действий, отношение к неудачам. Социальная проявляется по этим показателям в социальных контактах личности.

Социальная эргичность

Низкие значения

Высокие значения

Предпочитает отвечать кратко, не задает вопросов, молчалив, в разговор включается с трудом, речь невыразительная, тихая.

Бедная мимика, губы сжаты, держится на расстоянии от партнера, голова опущена.

Часто обращается к партнеру, легко включается в разговор, речь громкая, оптимистичная. Высказывания длинные.

Мимика живая, часто улыбается, голова приподнята, стремится быть поближе к партнеру.

Социальная пластичность

Долго думает, прежде чем ответить, с трудом включается в разговор, мимика невыразительная, фразы взвешивает.

Отвечает очень быстро, импульсивен, легко переключается, живая экспрессия, нередки стилистические ошибки.

Социальный темп

Много пауз, речь прерывистая, невыразительная экспрессия.

Плавная и легкая речь, паузы практически отсутствуют или являются выразительными средствами, склонен говорить скороговоркой, проглатывая окончания, голос громкий, экспрессия живая.

Социальная эмоциональность

Голос спокойный, уверенный, преобладают приказные компоненты речи, стремится быть ближе к партнеру.

Резкие перепады интонаций, обилие отрицательных эмоций. Междометий, много шумовых эффектов – причмокивание, кряканье и т.п., много мелких нецеленаправленных движений – глаза «бегают», часто трет пальцы, подбородок, виски.

В литературе бывают на первый взгляд противоположные данные по соотнесению разных нейропсихических типов к высокой и низкой активации. Для понимая вопроса нужно смотреть более точно, что автор имеет ввиду.

Основная линии активации – та, что рассмотрена в вышеприведенной таблице, и соотносится с главой 6.3. - характеризуется уровнем дофамина и т.д. По этой линии оценки, активность человека пропорциональна его «жизненности».

Альтернативной линией активности, которая встречается в литературе, может служить возбудимость.

Из-за СЛАБОСТИ нервной системы возникает ее повышенная возбудимость на слабые раздражители, и при этом недостаток силы не дает адекватно включиться на сильные. Поэтому слабоактивированные (по основной линии) люди часто сильно возбудимы – интроверты, нейротики, высокоэмоциональные ин­дивиды, избегающие поиска дополнительных ощущений, со слабоой нервной системой, высокореактивные и высокотревожные субъекты, низкоимпульсивные, «усилители» (аугменторы), редукторы, с заторможенным темпераментом и тенденцией к отказу от взаимодействия. Лица, обладающие подобными чертами темпераментом, чаще испытывают отрицательные эмоции, тревожность, страх.

Индивиды с противоположными свойствами, характеризуются низкой возбудимостью, и соответственно их эмоции отличаются положительным гедоническим тоном.

Экстраверты имеют более низкий порог в отношении соци­альных стимулов с положительным знаком и поэтому более часто реагируют эмоциями радости и интереса. Они более чувствитель­ны к награде, а интроверты — к наказанию.

 

Экспериментально было подтверждено то, что разные типы дают разную активацию на разных частотах.

Это получило отражение в нижеприведенной таблице:

Подструктуры индивидуальности, структурообразую­щие признаки

Доминирование информационно-энергетических процессов

Доминирование информационно-

регуляторных процессов

ТЕМПЕРАМЕНТ

«Специалисты возбужде­ния»

(чаще — холерики).

Сила нервной системы:

меньшая выраженность низких (дельта и тета) частот в ЭЭГ и их худшее усвоение.

Лабильность нервной

системы: большая выраженность высоких (бета-1 и бета-2) частот в ЭЭГ и их лучшее усвоение.

Активированность нервной системы: меньшая выраженность тета- и альфа-ритмов в ЭЭГ и большая частота альфа-ритма

«Специалисты торможе­ния» (чаще — меланхолики).

Слабость нервной системы: большая выраженность низких (дельта и тета) частот в ЭЭГ и их лучшее усвоение.

Инертность нервной системы: меньшая выраженность высоких (бета-1 и бета-2) частот в ЭЭГ и их худшее усвоение.

Инактивированность нервной системы: большая выраженность тета- и альфа-ритмов в ЭЭГ и меньшая частота альфа-ритма

ОРИЕНТИРОВОЧНАЯ РЕАК­ЦИЯ

Менее выраженная реакция на первый стимул. Медленное угасание при повторении стимула

Более выраженная реакция на первый стимул. Быстрое угасание при повторении стимула

Активность

Эргическая, скоростная

Вариационная

Саморегуляция

Непроизвольная

Произвольная

Эмоциональность

Чаще положительная

Чаще отрицательная

ОБЩИЕ И

СПЕЦИАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ

«Художники»

Более короткие латентные периоды неспецифических вызванных потенциалов.

Лучшая непосредственная память. Более высокий уровень невербального интеллекта.

Коммуникативные: [Музыкальные, коммуника­тивно-речевые, педагоги­ческие. Артистичность; экстраверсия

«Мыслители»

Более длинные латентные периоды неспецифических вызванных потенциалов.

Лучшая опосредованная

память.

Более высокий уровень вербального интеллекта. Познавательные: математи­ческие, когнитивно-лингвистические. Рационалистичность; интроверсия

ХАРАКТЕР, Побуждения

Склонности:

«Человек»; «Природа»

Склонности:

«Техника»; «Знаки»

В исследовании соответствия типов темперамента и структур мозга известны работы Симонова. В его модели темперамент соотносится с 4 структурами мозга.

Информационные структуры – фронтальная кора (лобные доли) и гиппокамп. Фронталь­ная кора ориентирует поведение на высоковероятные события. Гиппокамп выделяет низковероятные события, обеспечивает выработку условного рефлекса на низковероятном подкреплении условного сигнала.

Мотивационные структуры – гипоталамус и миндалина. Под системой гипоталамуса здесь понимаются структуры «эмоционально-мотивационной активации».

Одной из функций миндалины является выбор доминирующей мотивации. В миндалине существует большое количество рецепторов тестостерона.

Так же миндалина обеспечивает быстрое и прочное запечатление в памяти эмоциональных событий часто после одноразового обучения.

Но гиперактивность миндалины в большинстве случаев характеризуется страхом к внешним событиям.

 

Преобладание функций информационных структур — лобной коры и гиппокампа — определяет преимущественную ориентацию субъекта на внешнюю и его зависимость от происходящих в ней событий. Такие черты характерны для экстраверта.

Преобладание мотивационных систем — гипоталамуса и миндалины — создает интроверта с его устойчивостью внутренних мотивов, установок и их малой зависи­мо от внешних влияний. Интроверт малообщителен, застенчив, стремится к порядку.

Изменения поведения, наступающие в результате одновремен­ного повреждения передних отделов коры и гиппокампа, совпада­ют с усилением интровертированности субъекта. Разрушение фронтальной коры и части ядер гипоталамуса сопоставимо со сдвигом от эмоциональной стабильности к нейротизму.

Экстроверт

Интроверт

Расторможенный тип темперамента

Заторможенный тип темперамента

Фронтальный отдел коры (лобные доли)

Гиппокамп

Ориентировочное (исследовательское) поведение. Поиск оущений.

Оборонительный рефлекс. Уменьшение поиска ощущений.

Чувствительны к награде

Чувствительны к наказанию

Гипоталамус - активная форма оборонительного рефлекса

Миндалина – поиск доминирующей мотивации, низкий порог к страху,

Пассивная форма оборонительного рефлекса

Удовлетворение устойчивой потребности. Преодоление, борьба

Нерешительность, оборона

Чувствительность к высоковероятным событиям

Чувствительность к маловероятным событиям

Зависимость от внешних событий

Устойчивость внутренних мотивов, установок и малой зависимости от внешних влияний

Расширение модели на 4 классических типа темперамента дает следующую картину.

Преобладание у субъекта функ­ций лобной коры и гипоталамуса будет определять частую актуа­лизацию потребностей и целеустремленное поведение, направлен­ное на ее удовлетворение. При этом субъект будет игнорировать все, что отвлекает его от намеченной цели. Эти особенности пове­дения характерны дляхолерического темперамента — сильного и возбудимого типа, по И.П. Павлову. Интересы холерика постоян­ны, устойчивы, и он упорен в достижении цели.

Поведение холерика целенаправлено на удовлетворение устойчивой доминирующей потребности. Оно обладает чертами преодоления, борьбы, поэтому доминирующими эмоциями являются гнев, ярость, агрессивность.

Гнев рассматривается как реакция сопротивления ограничению свободы действия. Эмоции гнева соответствует комплекс интенсивное увеличение содержаний НА, рост ЧСС и артериального давления. Параллельно увеличивается уровень мужского полового гормона — тестостерона. Уровень кортикостероидов, выделяемых корой надпочечников, существенно не меняется.

 

Функциональное преобладание системы гиппокамп — минда­лина означает готовность реагировать на широкий круг сигналов, том числе и на малозначимые. При затруднении выделить доминирующий мотив (миндалина) поведение такого субъекта отличается нерешительностью, бесконечными колебаниями при его повышенной чувствительности к стимулам и склонности переоценивать важность событий. Данная характеристика совпадает с описанием меланхолика — слабого типа.

Поведение меланхолика отличается нерешительностью и тяготеет к обороне. Эмоции страха, неуверенности, растерянности — наиболее типичны для него.

 

Преобладание системы гипоталамус — гиппокамп создает сочетание доминирующей потребности с генерализованными реакциями на сигналы маловероятных событий и невыясненного назначения. Такая картина соответствует типичному сангвинику — сильному, уравновешенному, подвижному типу.

Сангвиник чаще других испытывает положительные эмоции. Его отличают любознательность, открытость, интерес к событиям.

Доминирование системы миндалина — лобная кора определяет хорошо сбалансированные потребности без особого выделения ой из них. Субъект с подобными свойствами игнорирует многие события и реагирует только на высокозначимые сигналы. Такое поведение характерно для флегматика — сильного, уравновешенного и инертного типа.

Флегматик также тяготеет к положительным эмоциям, так как его внутренний мир хорошо устроен, потребно­сти сбалансированы, а система контроля развита.

 

6.7. Выводы по 6 разделу

Научные данные, в том числе приведенные выше, свидетельствуют о влиянии индивидуальных особенностей мозга на психическую деятельность.

Во все времена умные люди понимали необходимость баланса индивидуальных нейрофизиологических особенностей.

Для этого могли приниматься лекарственные растения и химические препараты, но это тема отдельных работ. Сегодня отношение к медикаментозному методу неоднозначное, если есть возможность, лучше обойтись без него.

За исключением критических случаев изменения сознания большинство людей может достичь хороших результатов по оптимизации психофизиологического функционального состояния (ПФС) с помощью применения следующих факторов:

  1. Физическая активность. Причем разные занятия будут давать разный эффект, дифференциация которого требует отдельной статьи. Важно, чтобы нагрузка не вызывала переутомления.
  2. Практики, направленные на «естественность жизни», и уменьшении склонности придавать излишнюю интенсивность психическим «доминантам». Снижение тревожности.
  3. Повышение «естественной» поисковой активности – заниматься тем, что реально интересно, развитие творчества и т.д. Наличие позитивных жизненных устремлений.
  4. Психическая перестройка, усиливающая у человека склонность ставить задачи и совершать целенаправленные усилия на протяжении длительного времени. Получаемое в результате этого чувство компетентности и «факта» своего влияния на свою жизнь и окружающий мир.
  5. Повышение социальной коммуникативности, приводящей к повышению чувства социальной поддержки.

И много другое.

Перечисленные факторы широко используются в разных школах оптимизации и развития сознания.

 

Сегодня далеко не всегда занимающие оценивают изменения активности ПФС адекватно. Во многих случаях, получив опыт изменения функционального состояния («штырит», «торкает» и т.п.) на основе прочитанной литературы и чужого мнения люди склонны делать далеко идущие выводы, хотя по факту изменилось только одно – «рисунок» задействования разных систем активации мозга.

В индийских и других традициях подобные изменения относили к самым базовых шагам «духовного пути», и в свете других «духовных» целей ценность подобной оптимизации не всегда акцентировалась. Тогда как для людей, имеющих далеко не оптимальное функциональное состояние, ценность эта велика.

 

7.Мотивация

7.1. Аффекты и потребности в детстве

Сигнализация о потребности в ряде веществ начинается задолго до существенных изменениях в тканях.

Нарастание напряжения от неудовлетворения пищевой потребности выражается аффективными проявлениями.

Аффекты являются первичными, элементарными формами физического чувствования – удовольствия, неудовольствия, связанными преимущественно с органическими потребностями.

Аффект присущ очень молодым животным, при первом проявлении он уже полностью развит и видоспецифичен. Видимо, можно считать, что существуют многочисленные типы врожденной активности, более «аффективные» из которых ошибочно принимаются за типичные проявления эмоций.

Наиболее ярким и выразительным проявлением потребностно-аффективной активации является двигательное возбуждение, что способствует поисковой активности.

Так, у голодного младенца возбуждение блуждающего нерва от голодной моторики ЖКТ передается на добавочные нервы и вызывает покачивание головы.

 

Важно отметить, что существует «комплекс реакций оживления» ребенка, который является для него более эмоционально привлекательным, чем удовлетворение первичных биологических потребностей.

Потребности младенца все больше начинают воплощаться в предметах окружающей действительности. В результате этого сами предметы приобретают побудительную силу. Поэтому, попадая в поле зрения ребенка, они актуализируют его потребности (находящиеся в потенциальном состоянии), и тем самым побуждают активность ребенка в определенном направлении. Это и определяет ситуативность детей первого года жизни, поведение которых полностью управляется попадающими в поле их восприятия раздражителями. Таким образом, у детей первого года жизни нет равнодушного отношения к окружающим предметам.

Под влиянием доминирующей мотивации того или иного качества находящиеся в окружении объекты приобретают характер пусковых стимул-объектов и порождают определенный вид поведения.

Вычленение ребенком отдельных объектов из образа ситуации происходит постепенно и неодновременно. Ранее других обособляются те объекты, которые получают наиболее частое и значимое в биологическом плане подкрепление.

 

Все успешные акты и их результаты, направленные на удовлетворение каждой потребности, немедленно фиксируются в памяти и оживляются всякий раз при возникновении соответствующей потребности. Именно доминирующая потребность является тем механизмом, который позволяет организму извлекать из памяти накопленный опыт для построения целенаправленной реакции.

Импринтинг (способность детского мозга легко фиксировать и надолго удерживать установленные связи) является основой для формирования ранней прижизненной памяти. Он очень сложно переучивается.

Найдено, что при стимуляции некоторых точек таламуса или мезэнцефального отдела ствола происходит мгновенное запечатление всех окружающих событий, воспоминания устойчивые и не требуют подкреплений.

 

7.2. Работа мозга по созданию мотивации

Потребность – является внутренним аспектом мотивации, цель – ее внешний аспект.

Влечение – это эмоциональное проявление потребности, не опосредованное ясно осознаваемым пониманием конечной цели.

Мотивация – это физиологический механизм активирования хранящихся в памяти следов (энграмм) тех внешних объектов, которые способны удовлетворить имеющуюся у организма потребность, и тех действий, которые способны привести к ее удовлетворению. Главная черта мотивации – актуальное, действенное, стимулирующее начало.

Потребности далеко не всегда преобразуются в мотивационные возбуждения, в то же время без должного мотивационного возбуждения (активации) невозможно удовлетворение соответствующих потребностей. Во многих жизненных ситуациях имеющаяся потребность по тем или иным причинам не сопровождается мотивационным побуждением к действию. Так, только при наличии доминирующей потребности (влечения) животные реагируют на специальные (условные) раздражители соответствующей реакцией.

Образно говоря, потребность говорит о том, "что нужно организму", а мотивация мобилизует силы организма на достижение "нужного".

 

Согласно теории функциональных систем, немотивированного поведения не существует. Мотивация активизирует работу функциональных систем, в первую очередь афферентный синтез (внешних сигналов) и акцептор результатов действия. Соответственно активируются афферентные системы (снижаются сенсорные пороги, усиливаются ориентировочные реакции) и активизируется память (актуализируются необходимые для поисковой активности образы-энграммы памяти). Мотивация сохраняется на протяжении всего поведенческого акта, оп­ределяя не только начальную стадию поведения - афферентный синтез, но и все последующие: предвидение будущих результатов, принятие решении, его коррекцию на основе акцептора результатов действия и изменившейся обстановочной афферентации. Именно доминирующая мотивация "вытягивает" в аппарате акцептора результатов действия весь накопленный и врожденный поведенческий опыт, создавая тем самым определенную программу поведения. С этой точки зрения, акцептор результата действия представляет доминирующую потребность организ­ма, преобразованную мотивацией в форму опережающего возбуждения мозга.

Доминирующая мотивация отражается в характерном распределении межстимульных интервалов у нейронов различных отделов мозга. При этом распределение межстимульных интервалов для различных биологических мотиваций (например, жажда, голод и т.п.) носит специфический характер. Однако практически в любой области мозга можно найти значительное число нейронов со специфическим для каждой мотивации распределением межстимульных интервалов. Последнее позволяет говорить о голографическом принципе отражения доминирующей мотивации в деятельности отдельных структур и элементов мозга.

 

Возбуждение мотивационных подкорковых центров осуществляется по механизму триггера: возникая, оно как бы накапливается до критического уровня, когда нервные клетки начинают посылать определенные разряды и сохраняют такую активность до удовлетворения потребности. Мотивационное возбуждение усиливает работу нейронов, степень разброса их активности, что проявляется в нерегулярном характере импульсной активности нейронов разных уровней мозга. Удовлетворение потребности, напротив, уменьшает степень разброса в активности нейронов, переводя нерегулярную активность нейронов различных уровней мозга — в регулярную.

 

Предполагаемая картина работы разных структур мозга во время обработки возможной реализации мотивации вкратце выглядит следующим образом.

Внешние и внутренние сигналы, которые характеризуются как значимые, возбуждают мотивационные структуры гипоталамуса, который, в свою очередь, активирует гиппокамп, воспринимающий широкий круг новых стимулов и обусловливающий возможности суммации.

Первая инстанция, куда адресуется возбуждение любого мотивационного центра гипоталамуса, —лимбическая система мозга. При усилении гипоталамического возбуждения оно начинает широко распространяться, охватывая кору больших полушарий и ретикулярную формацию. Последняя оказывает на кору головного мозга генерализованное активирующее влияние. Фронтальная кора выполняет функции построения программ поведения, направленных на удовлетворение потребностей. Именно эти влияния и составляют энергетическую основу формирования целенаправленного поведения для удовлетворения насущных потребностей. При поражении лобных долей нельзя выявить никаких желаний и интересов.

Выделение доминирующей мотивации связано с миндалевидным комплексом. При этом в ранние сроки адаптации новые стимулы различной модальности перерабатываются преимущественно левым полушарием, а эмоциональная оценка при сопоставлении с энграммами, извлечем памяти, на основе доминирующей мотивации осуществляется структурами правого полушария. Возможность первоочередного удовлетворения доминирующей мотивации трансформирует вне­шний информационный поток и приводит к активации временной связи на сигналы с высокой вероятностью подкрепления, что обусловлено деятельностью передних отделов новой коры лево­го полушария. Замыкание временных связей на основе разреше­ния доминанты вызывает закономерные изменения состояния в мотивационном центре. В итоге вновь восстанавливается приори­тет левого полушария в предвидении текущих нужд организма в традиционной среде.

При реализации доминирующей мотивации внимание склонно отсекать часть других стимулов, но ни не может игнорировать их все. Существуют следующие варианты связи доминирующей мотивации с ОР:

  • «конфликтные отношения», когда ОР (ориентировочная реакция) оказывает тормозной эффект;
  • Ассимиляция ОР доминирующей деятельностью. В этом случае ОР не тормозит, а усиливает текущую деятельность;
  • Трансформация ОР в поведенческую реакцию, связанную со скрытой, внешне непроявляющейся доминантой.

 

7.3. Оценка достижения результата

При выборе и поддержке мотивации сознание придает большое значение оценки возможности удовлетворения этой мотивации.

При этом активно включается левое полушарие, которое позволяет определить степень необычности среды, ее несоответствие программам поведения.

На выбор решения, особенно при условии сжатых сроков, часто оказывает сильное влияние ограниченность числа сравнений в кратковременной памяти. Поэтому совершенствование своей базы данных – вещь в сегодняшнем мире незаменимая. Пример хорошо структурируемой базы данных, из которой удобно доставать информацию – персонаж телесериала доктор Хаус.

Увеличение трудности задач вызывает уменьшение оптимальной силы мотива. Если же взять этот закон в его полном объеме, то он охватывает соотношения таких трех переменных, как сила мотива, интенсивность когнитивного компонента, представленного различением двух яркостей, и трудность исполнения, представленная числом проб, необходимых для научения.

При легкой задаче избыточная мотивация не вызывает нарушений поведения, но такая возможность возникает при трудных задачах.

 

Положительное эмоциональное состояние (например, удовлетворение какой-либо потребности) возникает лишь в том случае, если обратная информация от результатов совершенного действия точно совпадает с ожидаемым результатом, т.е. акцептором действия. Таким образом, эмоция удовлетворения закрепляет правильность любого поведенческого акта в том случае, если его результат достигает цели, т.е. приносит пользу, обеспечивая приспособление. Напротив, несовпадение получаемого результата с ожиданиями немедленно ведет к беспокойству и поиску, который может обеспечить достижение требуемого результата, и, следовательно, к полноценной эмоции удовлетворения. С точки зрения Анохина, во всех эмоциях, начиная от грубых низших и заканчивая высшими, социально обусловленными, используется одна и та же физиологическая архитектура.

Небольшая вероятность удовлетворения потребности ведет к возникновению отрицательных эмоций. Напротив, возрастание вероятности достижения цели, т.е. удовлетворения потребности по сравнению с ранее имевшимся прогнозом приводит к возникновению положительных эмоций.
Эта теория на первый план выдвигает оценочную функцию эмоций, которая всегда представляет собой результат взаимодействия двух факторов: спроса (потребности) и предложения (возможности удовлетворения этой потребности).

 

Существует связанные с этими положениями следующие распространенные психические проблемы:

  1. Избегание необычной «среды обитания», новой области данных и т.д.
  2. Избегание трудностей при реализации задач, а также избегание изучения сложного массива данных для решения задачи, или даже для боле ясной постановки задачи.
  3. В связи с недореализацией многих желаний, задач и т.п. человек «учиться» ставить «иллюзорные» желания, т.е. те, которые изначально почти не ведут к какой-либо объективной реализации.

Все это не дает человеку поставить задачу достаточно четко и снижает эффективность ее достижения. Либо же вообще отворачивает человека от движения в определенную сторону. В результате реальное движение может заменятся на иллюзорное.

Все это, к сожалению, достаточно распространено в йоге и других практиках работы с сознанием.

 

Поэтому для повышения своей эффективности есть смысл оттачивать свое представление об интересующих вопросах, и проверять точность постановки задач и соответствие своей деятельности поставленным задачам.

 

7.4. Эмоции как подкрепление мотивации

Физиологическое значение эмоциональных механизмов состоит в удержании очень интенсивного уровня активности функциональных структур, придавая ему черты доминантности. Однократного сильного эмоционального возбуждения достаточно, чтобы совпавшие с ним раздражители приобрели соответствующие сигнальные значения.

Предлагается различать систему «побуждения» - типа голода, жажды и т.п., и систему желания – как стремления к повторной активации структур положительных эмоций.

Активация системы желания НЕ тождественна механизму самого эмоционального положительного возбуждения («удовольствия»), возникающего в момент подкрепления. Предполагаться, что желание – допаминергические структуры, удовольствие – норандренергические.

Предлагается различать систему «побуждения» - типа голода, жажды и т.п., и систему желания – как стремления к повторной активации структур положительных эмоций.

Активация системы желания НЕ тождественна механизму самого эмоционального положительного возбуждения («удовольствия»), возникающего в момент подкрепления. Предполагаться, что желание – допаминергические структуры, удовольствие – норандренергические.

 

Главное необходимое условие для эмоций - когнитивное опосредование, т.е. вовлеченность оценки ситуации. Поэтому эмоция на значимый стимул – это единство аффективно-когнитивных процессов. Т.е., эмоции осуществляют функцию подкрепления мотивации. Также эмоционально значимые события сильнее откладываются в памяти.

Закон человеческих эмоций – это зависимость трех переменных: эмоции, силы потребности и вероятности ее удовлетворения. Передние отделы новой коры и гиппокамп рассматриваются как информационная система, в которой на основании текущей информа­ции и содержащейся в памяти оценивается вероятность удовлетво­рения потребности, зависимой от соотношения имеющейся и требуе­мой информации. От ее величины зависят знак и интенсивность эмоций.

Способность эмоциональных процессов вступать во взаимодействие и образовывать сложные комплексы эмоционального реагирования затрудняет четкое выделение фундаментальных базисных эмоций. Появление единой логически непротиворечивой теории эмоций, видимо, дело отдаленного будущего.

 

Любая деятельность человека может либо подкрепляться эмоциями, либо направляться «холодным разумом», который понимает значимость задачи, что само по себе подразумевает на каком-то этапе формирования мотивации хоть небольшое, но эмоциональное подкрепление.

В околойогической среде есть расхожее мнение, что полезно становиться бесстрастным, и эмоциями не пользоваться. Но полная бесстрастность означает сильную деформацию работы всей мотивационной сферы и чревата разнообразными проблемами. При долговременном снижении эмоциональной активности на выходе получается два основных варианта – либо трудности со стремлением к чему-либо, либо уменьшение количества доминант до нескольких подчиненность жизни этим доминантам. Это происходит потому, что сознанию нужны хоть какие-то доминанты, даже если они кажутся субъекту эмоционально неподкрепленными.

Поэтому стоит почаще сознательно «выбирать» подкрепление своих мотиваций позитивными эмоциями – радостью и более сложными (интерес, любовь и др.). Это нормализует эмоционально-мотивационное взаимодействие и сделает его более «естественным», что на самом деле сделает «смысловые доминанты» более управляемыми. Т.е. если человек сможет от многого чувствовать позитивное подкрепление, его сознание меньше захочет «фанатично» подчиняться малообоснованным «абстрактным идеям».

С другой стороны, излишняя поглощенность удовольствиями не дает человеку развиваться дальше и понижает его эффективность в ряде моментов.

Поэтому, на пути оптимизации сознания нужно учиться как снижать свою эмоциональную активность (когда надо), так и учиться «жить в позитиве» и использовать позитивное эмоциональное подкрепление при решении (условно) технических задач.

Существуют методы «позитивного использования» эмоций, которые обычно относят к отрицательным, однако это тема для отдельной статьи.

 

7.5. Потребность в достижении оптимального уровня активности

Как мы подробно разбирали в 6-ом разделе, во всех жизненных ситуациях организм стремится к некоторому оптимальному уровню активации (между покоем и стрессом), который позволяет ему функционировать наиболее эффективным образом. В тех случаях, когда напряжение слишком сильно, это будет поведение, направленное на снятие избыточного напряжения, в других, когда уровень активации очень низок, поведение будет направлено на поиск дополнительной стимуляции, обеспечивающей потребный уровень активации. Субъективное ощущение человека при оптимальном уровне активации, видимо, более всего соответствует состоянию "оперативного покоя"

Предполагается, что умеренная степень кортикальной активации переживается как состояние удовольствия, в то время как очень высокий или очень низкий уровни ее переживаются как неприятное состояние.

 

Достижение оптимального уровня активации достигается за счет следующих факторов:

  1. Определенная интенсивность внешних раздражителей
  2. Определенная интенсивность поисковой активности

Оптимальная среднесуточная интенсивность каждого фактора будет индивидуально отличаться, и зависит от:

  • психофизиологической конституции;
  • привычки к произвольной целенаправленной деятельности;
  • способности сознательно модулировать свое функциональное состояние.

Недостаток или избыток каждого фактора (внешние раздражители / внутренне направленность) будет компенсироваться изменением эмоционального фона.

 

Так, в тишине (например, при работе в библиотеке) экстраверты, у которых в норме структуры коры не слишком высоко активированы, могут испытывать неприятные ощущения, поскольку их уровень кортикальной активации оказывается значительно ниже той точки, при возбуждении которой переживается чувство психического комфорта. Поэтому у них возникает потребность что-то сделать (разговаривать с другими, слушать музыку в наушниках, делать перерывы). Поскольку интроверты, напротив, высоко активированы, любое дальнейшее увеличение уровня активации для них неприятно. Другими словами, экстраверты нуждаются в постоянном средовом "шуме", чтобы довести уровень возбуждения коры до состояния, приносящего удовлетворение. В то же время интроверты такой потребности не испытывают, и действительно будут считать такую стимуляцию сверхвозбуждающей и потому неприятной.

 

Простая монотонная стимуляция рецепторов (например, монотонный звук) лишь на короткое время улучшает общее психическое состояние человека. Однако, если те же стимулы предъявлять не ритмически, а в случайном порядке самочувствие человека улучшается. При неизменности параметров стимула вводится момент неопределенности и с ним возможность прогноза, несущего определенный смысл или информацию. Это способствует нормализации психического состояния человека. Таким образом, информационная потребность, хотя и относится к идеальным потребностям, у человека приобретает витальную (жизненную) значимость.

Одним из возможных достижений на пути йогических и т.п. парктик является обретение возможности интересоваться простыми впечетлениями с уменьшением левополушарной «сложной» активности. Что уменьшает зависимость человека западной цивилизации от «сложных» информационных пакетов. Другими словами – если человек с такой реализацией вынужден какое-то находится в состоянии «информационного голода», ему будет достаточно ощущений собственного тела, простейших звуков и изображений, чтобы поддерживать функциональное состояние; и не получить психических нарушений, если состояние информационного голода затянется.

Проблемой при такой реализации может стать склонность к уменьшению левополушарной активности в принципе. Но это зависит от осознания вопроса, если есть стремление двигаться и «влево» и «вправо», проблем не будет.

 

7.6. Потребность в гармонизации мотивационной картины

С позиций системной психофизиологии внимание рассматривается не как самостоятельный психический процесс, а как отражение таких же межсистемных отношений текущей деятельности, которые обеспечивают эффективность этой деятельности.

Психофизиологическое функциональное состояние (ПФС) понимается как системная реакция, затрагивающая все уровни индивида, обеспечивающая необходимый уровень ресурсного обеспечения деятельности и компенсации возникающих затруднений. Одной из проблем ПФС является проблема саморегуляции состояний, основная цель которых – гармонизировать взаимоотношения с окружающим миром и самим собой.

Теория совместимости утверждает, что человек стремиться к последовательности своих мыслей и действий. Нормальная личность стремиться к минимизации или устранению внутренних конфликтов.

 

Изучая процессы высших функций у детей, исследователи пришли к выводу: всякая высшая форма поведения появляется в своем развитии на сцене дважды - сперва как коллективная форма поведения, как функция интерпсихологическая, затем как функция интрапсихологическая, как известный способ поведения.

Формирование психологической системы проходит три этапа: "сначала интерпсихологический - я приказываю, вы выполняете; затем экстрапсихологический - я начинаю говорить сам себе, затем интрапсихологический - два пункта мозга, которые извне возбуждаются, имеют тенденцию действовать в единой системе и превращаются в интракортикальный пункт".

Можно сказать так: из эффекторики вырастает субъективное время, из времени – смысловое действование; из последнего на наиболее высоких уровнях – поведение; наконец, верховный синтез поведения – личность или субъект.

С определенной точки зрения у нашего Я есть две части - внешнее Я взаимодействует с внешним миром, внутренне Я – с собственной картиной мира.

И одна из задач этой картины мира – гармонизировать мотивационные векторы, расставить их приоритет.

 

Одна из задач оптимизации сознания – уменьшить затраты на гармонизацию мотивационной сферы, т.е сформировать ее так, чтобы в дальнейшем она в принципе требовала меньше регуляции.

Но чтобы достичь хорошей гармонизации своей мотивационной сферы, большинству людей нужно будет потрудиться, чтобы ее увидеть в нужном объеме и понять.

И чем больше полноценных баз данных знает человек, чем с большего количества «углов зрения» он может оценить свою мотивационную сферу, тем полнее будет понимание.

Полегание же на один ограниченный взгляд и стремление следовать ему во чтобы то ни стало человека может человека сильно ограничить. Что, к сожалению, часто встречается в «йогических кругах».

 

Потребность в «обнулении»

Чтобы «двигаться к новому», сознание нуждается периодическом «обнулении» мотивационной картины.

Так, есть мнение, что окситоцин, выбрасывающийся при сексуальном возбуждении, временно разрушает память о предыдущем жизненном опыте, создавая ощущение отрыва от реальности.

 

7.7. Реактивность и проактивность

Как писал известный психолог Олпорт еще в начале 60-х: «В нынешней психологии существует чрезмерный акцент на идее избе­гания боли и дискомфорта. Снижение напряжения объявляется верховным мотивом. Провозглашается, что большая часть нашего поведения стремится к равновесию, спаду, гомеостазу или бегству от напряжения.

Мы много слышим о реакции [reaction], но почти никогда — о проакции [proaction]. Мы слышим о регрессии [regression], а не о прогрессии [progression]. В то время как люди заняты проживанием своих жизней в направле­нии будущего, большинство психологических теорий заняты прослеживанием этих жизней назад в прошлое. И в то время как каждому из нас кажется, что мы спонтан­но активны, многие психологи твердят нам, что мы только реактивны».

Подобные тенденции в психологии сильны и сегодня. Но и от реактивности мы не можем просто так отмахнуться.

Основа же идея состоит в том, что человек может быть в разной степени реактивен или же проактивен.

Так, Маслоу считал, что в ходе детского развития прежде всего важно, чтобы базовые влечения (мотивы дефицита) удовлетворялись так, чтобы позже ре­бенок мог свободно формировать менее эгоцентричные мотивы (мотивы роста). Ре­бенку, у которого достаточно пищи, ухода, безопасности и любви, нет нужды, ког­да он становится старше, быть одержимым этими базовыми потребностями. Он будет чувствовать себя в безопасности и сможет стремиться к более общим целям. Если он познал удовлетворение базовых влечений и безопасность, позже в жизни он может легче переносить фрустрацию этих влечений, чем человек, вся личность которого постоянно вращается вокруг этих потребностей, которые никогда адекватно не удов­летворялись. (Известно, что у некоторых животных возникают более сильные при­вычки создания запасов, если в детстве у них были трудности с удовлетворением голода).

Человек отличается от животных возможностями самоактуализации и произвольной трансформацией сознания, в т.ч. мотивационной сферы. Если человек захочет, он может стать более проактвиным в ощутимой степени.

Возможность подобных изменений возможна еще и потому, что в динамическом смысле нет «вторичных» мотивов. Можно говорить о мотивах, вторичных по времени (ибо все нынешние мотивы вырастают из предыдущих), или о мотивах, имеющих вторичную важность для личности. Но с точки зрения энергии или динамики все мотивы «первичны». Ни один не черпает свою «энергию» из про­шлого, а всегда и только из настоящего. Когда индивидуум (или мотив) созревает, его функциональная связь с прошлым рвется. Историческая связь остается. Более ранние цели ведут к более поздним целям, но люди отказываются от первых в пользу последних.

Так, способность часто превращается в интерес. Установлено, что люди обычно любят делать то, что могут делать хорошо (корреляция между способностями и инте­ресами высока). Но первоначальным основанием для обучения навыку может быть вовсе не интерес.

 

Стратегия (намерения)

Намерение, подобно всей мотивации, существует в настоящем, но имеет сильную ориентацию на будущее. Использование понятия намерения помогает нам просле­дить динамику мотивации в направлении разворачивания жизни (в будущее), а не так, как это делает большинство теорий (в прошлое). Намерения говорят нам о том, какого будущего старается достичь человек. И это самый важный вопрос, который мы можем задать о любом индивиде.

Многие психологи сказали бы, что «влечения» полностью объясняют все то, что мы здесь приписываем намерениям. Но влечения как таковые слепы. Они не объясняют организацию и ориентацию посред­ством когнитивных установок, предвидения, кортикального контроля. И тем не менее все эти психологические функции связаны в единое течение мотивации.

Намерение обладает силой подавляет противоречащие ему мотивы (то что часто подразумевают под силой воли, хотя это не корректно). Например, человек хочет жениться, но его намерение стать хирургом отодвигает реализацию этой цели, он любит футбол, но жертвует им ради учебы. Следовательно, мы не можем узнать личность человека с по­мощью простого перечисления его влечений и желаний, требуется знание его намерений.

Мы можем, если пожелаем, ставить свою жизнь на карту какого-то «личного проекта», даже если не можем доказать его достоинства или гарантировать его успех. Наша вера в проект может быть только наполовину твердой, но это не означаещ что нам не надо быть решительными. Способность ставить на кон свою жизнь — одно из высших проявлений человеческого намерения.

 

Незавершенность

Основной влекущей силой обладают не совершенный талант или автоматическая привыч­ка, а, скорее, несовершенный талант и привычка в процессе становления.

Поэтому умение ставить новые цели при реализации старых, является необходимым для человека, который стремится к максимальной оптимизации своего сознания. Речь идет хоть о сколь-либо стратегических целях (проектах), требующих от человека целенаправленной деятельности в течение нескольких лет.

Реализация стратегических проектов, «созданных» индивидуально (без давления извне), это то, что развивает проактвиность человека.

Обсуждаемую тему могут проиллюстрировать два ответа разных психологов на вопрос: «Какой самый важный вопрос вы зададите человеку, чтобы понять его лич­ность?» «Глубинный» психолог ответил: «Я бы спросил, какого рода фантазии посе­щают этого человека» (тем самым он выяснил бы, что бессознательно толкает его). Другой — консультирующий психолог с большим опытом — сказал: «Я бы спросил, где он хочет быть и что он хочет делать через пять лет» (тем самым он выяснил бы его долгосрочные намерения).

 

7.8. Сложные адаптивные потребности

Так же, как и потребности, мотивации принято разделять на низшие (первичные, простые, биологические) и высшие (вторичные, сложные, социальные). Примерами биологических мотиваций могут служить голод, жажда, страх, агрессия, половое влечение, забота о потомстве.

У людей часто сильное значение приобретают некоторые более сложные потребности, повышающие его адаптированность в мире вообще и социуме в частности.

Частично эти потребности могут быть описаны как вызывающие «проактивные» мотивации.

Про новизну уже написано выше.

Одной из природных предпосылок обучения, является потребность в компетентности. Она проявляется в стремлении повторять одно и то же действие до полного успеха его исполнения, и обнаруживается в поведении высших животных и нередко маленьких детей. Адаптивный смысл этой потребности очевиден: ее удовлетворение создает основу для овладения инструментальными навыками, т.е. основу для обучения в самом широком смысле этого слова.

Потребность преодоления ("рефлекс свободы", по определению И.П. Павлова) возникает при наличии реального препятствия и детерминирована стремлением живого существа преодолеть это препятствие. Рефлекс свободы ярче всего выражен у диких животных, стимулом для его актуализации служит какое-либо ограничение (препятствие), а безусловным подкреплением является преодоление этого препятствия. Адаптивное значение этой потребности в первую очередь связано с побуждением животного к расширению среды обитания, и в конечном счете к улучшению условий для выживания вида.

Предполагается, что поиск красоты – это поиск превышения прогнозируемой нормы.

Основным когнитивным вопросом является проблема усвоения связей. Организм в значительной степени обучается путем сенсорно-моторных схем – связей восприятия и действия.

Ориентировочная реакция возникает на новые стимулы и на значимые. Установка на стимул и установка на ответ. Если таких стимулов нет, нужно их найти. Т.е. человек, стремящийся к развитию, понимает необходимость обеспечить себя стратегическими задачами, которые потребуют от его сознания усилий.

Отдельную роль при этом будет играть такая значимая функция лобных долей, как умение иметь дело с внутренней неопределенностью. С одной стороны, когда факторы влияющие на большинство аспектов жизненной ситуации понятны, жить спокойней (как сказано выше понимание повышает удовлетворенность). С другой стороны – действия в условиях неопределенности развивают. И при «нехватке неопределенности» сознание может стремиться ее восполнить, что проявляется в иррациональных решениях, оценках и т.п.

Данные «сложные проактивные» потребности сознания и мотивации по их реализации в той или иной степени учитывается в ряде традиций развития.

 

8. Личность

8.1. Личность как система характерных оценок и поведения

Для индивида очень многие ситуации, в которых он оказывается, функционально эквивалентны («сходны» для него), и очень многие отдельные виды поступков функционально эквивалентны по своим намерениям и результатам (то есть по своему «смыслу» для него).

В многообразии жизни сознание выделяет такие наиболее распространенные типы ситуаций и типы поступков, и выстраивает некоторое количество основных способов оценки и способов реагирования.

Есть психологическое определение, которое гласит, что личность – это динамическая организация внутри индивида тех психофизических систем, которые детерминируют характерное для него поведение и мышление.

Социальная ситуация может сильно модифи­цировать поведение, но только в границах задаваемого личностью потенциала. В то же время черты личности не должны рассматриваться как фиксированные и стабильные, механически действующие с одинаковой силой во всех случаях. Скорее следует рассматривать черты как диапазоны возможного поведения, активируемого в разных точках этого диапазона согласно требованиям ситуации.

Самоорганизация биологической системы может происходить двумя разными путями. На первом этапе увеличивается разнообразие возможных режимов и свойств системы. На втором – разнообразие свойств уменьшается, но система (или ее элементы) совершенствуются, т.е. наилучшим образом приспосабливаются к данным условиям.

Какое-то время система сама себя оценивает как упорядоченную. Разупорядочивание в системе обнаруживается по отклонению поведения системы от некоего номинального стандарта. Тогда стандарт может меняться.

Приобретая новое, человек неизбежно избавляется от чего-то старого, качественно новые образования вызывают столь же качественную перестройку прежних личностных образований.

Соответственно связь высших схем функционирования личности с низшими (исходными) выглядит так:

  1. Высшее по мере проявления во внутреннем мире личности (в осознанных и неосознанных формах) как бы пронизывает и перестраивает низшее
  2. Высшие уровни детерминации не могут действовать помимо низших
  3. Низшее можно понять только в контексте, включающем низшее

Несмотря на свою генетическую связь с низшими формами и зависимость от них, высшие формы обретают все большую свободу и в человеке достигают исключительной способности к творческому воспроизведению различных форм остального предметного мира.

В течение жизни развиваются новые «схемы» высшего порядка, которые начинают контролировать наше мышление. Более старые схемы остаются как бы «спящими» и часто могут быть использованы вновь. Временами мы «регрессируем» к ним. Но в норме мы предпочи­таем работать с вновь приобретенными системами, а не с их предшественниками.

Совокупность имеющихся интересов, схем оценок, схем поведения создают «образ Я». который также функционально автономен. Он развивается постепенно в течение жизни и день за днем направляет и объединяет большинство усилий личности.

 

8.2. Становление личности

Личность человек не может быть понята без понимания процесса ее становления.

В 1960-х годах психолог Олпорт внес значительный вклад в понимание психологии личности. Он отметил важные закономерности ее постепенно выстраиваемой конфигурации («проприум»), и описал следующим образом:

  1. Телесная самость (переживание телесных ощущений без отделения их как «отделенных»);
  2. Переживание Я (но не оценка!)- год с небольшим;
  3. Самостоятельность (самоуважение) – 3 года;
  4. Собственность, 4-6 лет;
  5. Значимость чужой оценки, разница между Я-хороший и Я-плохой, 5-6 лет;
  6. Способность находить рациональные решения ситуаций, 6-12;
  7. Проприативные стремления – жизненные цели, постановка перспективы, ощущение того что жизнь имеет смысл;
  8. Самопознание, как синтез 7 базовых аспектов.

Рассмотрим некоторые аспекты подробнее.

Переживание Я и телесная самость

Как говорилось в разделе «Активация», для поддержки высшей психической деятельности, в т.ч. чувства Я требуется достаточная фоновая активности мозга. Механизмы «тонуса» включается в ответ на наличие достаточного количества раздражителей.

Люди, которые лежа­ли пассивно на кровати в течение дня, совершенно не получая внешней стимуляции и имея самый минимум стимуляции внутренней, жаловались, что фактически теря­ли все ощущения Я.

В практике йоги и т.п. значительное внимание уделяется погружению в мир телесных ощущений, в т.ч. при состоянии телесной неподвижности. Это «тренирует» устойчивость «Я», а также может использоваться как практика уменьшения «значимости» поздних уровней личности. Т.е. идентификация человека смещается в более простые уровни, но с сохранением части «взрослого» сознания. Что позволяет легче перестраивать «высшие слои» личности (когда их доминантность снижена).

 

Самостоятельность

Самостоятельность происходит из исследовательской активности. Когда исследовательская склонность фрустрирована, ребенок ощущает, что это бьет по его самоуважению. Помеха для эго унижает и вызывает гнев. Ребенок начинает остро сознавать себя как Я. Это поведе­ние так заметно, что некоторые психологи говорят: потребность в автономии — вы­дающийся признак самости на втором и третьем годах жизни.

Будучи негативистом, ребенок двух лет, однако, не склонен к соперничеству. Только к трем годам он может научиться «обгонять других». Между тремя и четырьмя годами около половины детей овладевают значением выражения «я тебя побью». Мы можем смело сказать, что в нашей культуре самоуважение приобретает соревнова­тельный привкус к шести-семи годам. В других культурах это не так. Антропологи го­ворят, что наряду с культурами, где индивидуальная конкуренция очень сильна, есть культуры, где невозможно вызвать соперничество внутри группы. Индивидуум идентифицирует самоуважение с уважением своей группы.

Когда дети вступают в общество сверст­ников, они получают резкий урок «испытания реальностью». Они фактически учатся говорить: «Теперь я должен делать то. Теперь я должен делать это. Теперь я должен быть осторожным. Теперь я могу делать как мне нравится». Такие переключения интенсифи­цируют чувство Я.

 

Собственность

Ребенок начинает обретать необходимость наличия «своего».

Есть исследования, которые говорят о том, что у 20 % (а возможно, и больше) детей в возрасте от четырех до шести лет есть воображаемые товарищи.

 

Рационализм

Высказывание ребенка: «Нет. Ты — не Я. Я — это Я. Ты — это ты. (После паузы) Я — это Я для меня, а ты — Я для тебя!».

Это хороший пример научения посредством инсайта. Но внезапная перемена в точке зрения ребенка является также примером реципрокности. Спустя некоторое время ребенок, наконец, оказывается в состоянии встать на точку зрения «другого» и, делая так, оттачивает свое собственное чувство отделения от других.

Интеллектуальная жизнь ребенка все время развивается. В начале школьных лет он испытывает пристрастие к загадкам и каламбурам, а немного позже — к шифрам, криптограммам и иностранным словам. Его очаровывает объективное знание, и воп­рос «почему?» всегда у него на устах. Он начинает ощущать новую мощь, новый ас­пект своей самости:

Верно, что с первых месяцев жизни ребенок был в состоянии решать простые проблемы, но только в школьном возрасте он действительно полностью осознает, что у него есть разумная способность, которую можно применять к ним. Раньше он думал, а теперь он думает о думанье.

 

8.3. Социализация

Существуют две базовых ошибки в оценке взаимодействия личности и социума:

Индивидуалистическая ошибка: личность рассматривается как изолированная единица без упоминания о ее становлении в социальном окружении и зависимости от него.

Культуралистская ошибка: мысль, что личности, по сути, нет. Да, есть биологи­ческий организм, но все, что он делает, является продуктом социальных, культурных, ситуативных сил. Этот взгляд отказывает личности в самодостаточности, но наделяет самодостаточностью культурные институты, социальные системы и ролевые отноше­ния.

Общую физическую картину создает не физическая близость, а коммуникации.

Заметим, что поскольку сегодня сети коммуникации не ограничиваются боле территориальными границами, культурные ареалы заходят один за другой и теряют свою экологическую основу.

Но все равно мы можем примирить акцент на «социальной системе» (пред­почитаемый социологией и антропологией) и акцент на «внутриличностной систе­ме» (предпочитаемый психологией) на основании того факта, что оба подхода учи­тывают широкий диапазон изменчивости. Социальная система предъявляет гибкие требования, индивид обладает гибкими способностями.

Их связь характеризует таблица «Четыре смысла понятия «роль» в соотношении с личностью»:

Итак, в начале формирования социальных качеств после обретения самостоятельности ребенок еще не хочет опираться на что-то внутреннее, он предпочитает сильных лидеров и контроль для удержания его в порядке («внешний» выбор мотивационного вектора), хотя в то же самое время он бунтует (неясная ему самому до конца попытка создать свой четкий мотивационный вектор).

Заметим, что решительно все поведение и жизнедеятельности младенца реализуются через взрослого, либо в сотрудничестве с ним. Взрослый для младенца является всегда психологическим центром ситуации.

Ребенок подражает одному герою, а затем другому. Еще он ищет подходящий гар­дероб. То, чего он реально хочет, — его взрослая личность — присутствует еще не пол­ностью.

Качества личности фиксируются постепенно.

 

Первоначально основы человеческого общения составляли единые трудовые отношения, совместная деятельность.

Страты эффективно функционирующей социальной группы описываются следующими положениями:

  1. Эмоциональная приемлемость
  2. Характер совместной деятельности
  3. Принятие единых целей групповой деятельности

Поэтому для эффективного социального взаимодействия у индивида должно быть ясное представление о коллективных целях и определенная мораль (нравственность).

 

Мораль (нравственность)

Сегодня общепризнано, что внешние веяния усваиваются индивидом и становятся его внутренними побуждениями и законом.

Забота о благе индивида была производна от блага общины, а не наоборот. Моральный кодекс носил подлинно коллективный характер. «Моральная воля» в значительной мере превращает управление извне в самоуправление, согласованное с нормами социума.

Необходимостью было появление норм поведения, ограничивающих проявления биологических инстинктов. Подобные нормы с неизбежностью должны были носить негативный характер, т.е. быть запретами.

Естественно, эти нормы являются важной составляющей культурной традиции. В основе самых древних форм фольклора утверждается неизбежность торжества добра над злом, возможности сопереживания радости и сострадания, жалости, гарантирующей победу маленькому и доброму над большим и злым.

 

Усвоение морали и «принятие» ее за свои принципы происходит постепенно.

Сознание ребенка пока во многом оторвано от реальности. Картина мира, представление о людских взаимоотношениях, оценки своих и чужих поступков в контексте социума несоразмерны действительным отношениями людей.

Так, маленький ребенок никогда не бывает «вежливым вооб­ще». Сначала он учится говорить «спасибо», не прерывать других, когда они говорят придерживать дверь для матери, входящей в дом. Все это — характерные частички обучения.

Моральность, основанная на требованиях взрослого, прочно фиксируется при­мерно к шести годам. Ребенок усваивает понятие справедливости и становится «моральным реалистом». Поступки полностью оцениваются по тому, соответствуют ли они установленным правилам или отклоняются от них. Теперь привычка ожидать правил и подчиняться им так хорошо обобщена, что даже в игре ребенок (6—12 лет) злится, если игры идут не по правилам.

До 12 лет идеи равенства и взаимного уважения носят еще формальный характер, и только в 13-15 лет формируется «принципиальная мораль».

Это сильно зависит от индивидуальных особенностей (см. предыдущую таблицу), и будет рассмотрено дальше в главе о чертах личности.

 

Можно сказать, что полноценно нравственный человек – тот, кто с вниманием относится к другим людям, считается с их чувствами, желаниями и интересами, и не пренебрегает ими во имя собственных целей.

Такое развитие нравственности является в некотором роде ущемлением «более низких» стремлений и должно быть включено в интегральную структуру личности позитивным способом, иначе возникает личностный конфликт.

Для разрешения вопроса внутреннего противоречивого единства свободы и ответственности многие индивиды выбирают разные структурные построения личности, например - идею долга.

Но структура личности может быть в существенной степени многозначной.

 

Проблемы социализации при работе с сознанием

Степень и стремление «социализироваться» отличается у разных людей. Это зависит от психофизиологической конституции, нюансов детства и др.

Можно привести следующие проблемы социализации человека, проявляющиеся в сфере работы с сознанием:

  1. Недостаточный учет интересов и свободы личности других людей

Может проявляться в насаждении своей точки зрения. В более мягкой степени – высказывание идей, без обдумывания возможных последствий, которые эти идеи могут вызвать.

Это может быть либо проблемой недостаточно понимания – тогда понимание надо повышать, либо проблемой сознательного отношения. Тут некоторые люди могут не меняться вообще (а чего меняться, если им так удобнее?). Однако это потребляет их ресурсы, и тем самым может мешать их самопознанию.

  1. Поиск авторитетов

Имеется в виду поиск авторитетов, на которых можно было опереться в вопросах смысла жизни, социальных отношений и т.п. При этом происходит попытка от авторитетов истину в конечной инстанции.

Решение проблемы – повышать свои знания и опыт, и как следствие - понимания.

Нередко причиной поиска «внешнего руководства» может быть сниженная способность волевой саморегуляции (в результате врожденной особенности мозга, недостаточного питания или неправильного воспитания). Как бы не казалось человеку, проблема решаема (кроме тяжелых психических заболеваний) - постепенным увеличением «собственных» действий, долгосрочной самостоятельной учебы, создания и курирования собственных проектов.

  1. Десоциализация

Попытки уйти в отшельники, либо уменьшить контакты до минимума. Как вариант – попытки найти единомышленников и создать отдельный «микросоциум». Как правило, снижает эффективность функционирование человека в социуме. Уменьшение «жизненного пространства» уменьшает потенциальные человеческие возможности, степень самопознания и т.д.

 

Наличие любой из приведенных проблем является значительным препятствием на пути «чистого видения (понимания)» человеком своего сознания и своей Жизни.

Одним из ключевых моментов при этом будет вопрос многозначности.

 

8.4. Многозначность

Изначально восприятие человека более целостно и многозначно (правополушарно).

Прежде всего ребенок должен научиться реагировать на неопределенные, многозначные сигналы этого мира. Потому что эмоциональные реакции близких, любовь родителей – это многозначный контекст.

Дефицит эмоциональных контактов или наказания за каждую попытку эмоциональной реакции приводят к недоразвитию образного мышления, неспособности к созданию многозначного контекста, несформированности "Образа Я". Систематический дефицит полноценных эмоциональных контактов в раннем детстве выявляется у больных с психическими и психосоматическими заболеваниями.

 

Постепенно, с развитием и повышением активности левого полушария усиливается тенденция «вычленять» и приводить восприятие и мышление к специализированности и однозначности. Вся западная цивилизация и система образования способствуют развитию левого полушария в ущерб правому.

Пусть твое "да" будет "да" и пусть твое "нет" будет "нет" - вот основной принцип логического мышления. И оно незаменимо при решении тех задач, которые имеют лишь одно решение, прямо вытекающее из исходных условий. Таково большинство конкретных производственных задач.Но зато большинство чисто человеческих проблем, связанных с межличностными отношениями, этим принципам решения не соответствуют.

 

Если способность к формированию многозначного контекста не развивается и тем самым утрачены все преимущества этого способа адаптации к миру, естественной в нем интеграции - человек вынужден прибегать к другим механизмам адаптации. Он пытается восполнить свой дефект за счет все более выраженных усилий по упорядочиванию, структуризации действительности, т.е. за счет активации левого полушария. Левое полушарие и без того склонно к избыточной активации. Его гиперкомпенсаторная активность - это всегда физиологическая гиперактивация и связь с активирующими механизмами ствола мозга у левого полушария теснее. А в дополнение ко всему и сам человек, и все его окружение подталкивают левое полушарие к избыточной активности: убедившись, что ребенку или подростку легче даются точные науки, чем все то, что требует образного мышления, близкие вместо того, чтобы попытаться восполнить дефицит, начинают варварски эксплуатировать именно те способности и тенденции, которые и без того избыточны. И так до тех пор, пока левое полушарие, не уравновешенное трезвостью и жизненностью правого, не отрывается окончательно от реальности и не начинает парить в безвоздушном пространстве бредовых идей и галлюцинаций. Когда все поисковое поведение человека базируется только на возможностях однозначного контекста, он становится самодовлеющим и сам себя подстегивает.

 

Несформированность "Образа Я" и неполноценность образного мышления отрицательно сказывается на механизмах психологической защиты. Правое полушарие оказывается неспособным "схватить" и оценить информацию до ее осознания и тем самым оградить сознание от неприемлемой информации. В результате сознание "затопляется" информацией, с которой неспособно справиться.

 

Психика – это органическое единство непрерывного и прерывистого, причем второе существует только на основе первого.

Избыток левополушарной активности в сфере личных отношениях прерывает переживание, чтобы сделать его поддающимся интеллектуальной обработке, которая означает различение или расчленение. Первоначальное чувство идентичности тогда утрачивается, и интеллекту позволяется использовать свой характерный способ раз­биения реальности на кусочки.

Человек может существенно увеличить степень собственного единства, научившись преодолевать дихотомии чувство/интеллект и культивируя переживание творческой непосредственности, которая есть у детей, но утрачивается взрослыми.

 

Так, многие психологи придерживаются идеи, что единственным универсальным эффектом психотерапии, в любых ее проявлениях, является эмоциональный контакт между врачом и пациентом, способствующий восстановлению утраченной или ослабленной способности к непосредственно-чувственному восприятию мира.

Ведь механизм вытеснения, согласно тому же психоанализу, лежит в основе неврозов и психосоматических заболеваний, и субъект бессознательно, но очень энергично, ценой большого психического напряжения и соматических расстройств, стремится не допустить в сознание вытесненные мотивы и комплексы.

Осознание наступает обычно только в процессе длительной психотерапии, причем огромную роль в любого типа психотерапии является активация образного, многозначного мышления.

В арттерапии это очевидно, в гипнотерапии и в использовании других особых состояний сознания это связано с активацией правого полушария, и во всех видах терапии - с эмоциональными отношениями клиента и психотерапевта. Но интересно, что техника самого психоанализа включает активацию образного правополушарного мышления - обращение к свободным ассоциациям, обсуждение сновидений. Многие считают, что это и есть самое главное в психоанализе и полагаю, что осознание вытесненного является не причиной, а следствием и критерием излечения. Само же излечение происходит в связи с восстановлением функции многозначного образного мышления - через все вышеперечисленные приемы, от эмпатического отношения с психотерапевтом до обсуждения ассоциаций и сновидений. Т.е., не излечение через осознание, а осознание через излечение.

 

Многозначность и практики работы с сознанием

Многие люди чувствуют:

  1. Избыточное давление гиперактвиности левого полушария – навязчивые мысли, оценки, попытки предвосхитить ситуацию и т.п.
  2. Недостаточность целостности жизненного переживания, когда полностью удовлетворяет восприятие того, что воспринимается сейчас и в это «не влазит» потребность сделать с этим что-то еще.
  3. Связанное с вышеперечисленным чувство дискомфорта, и даже вынужденности (несвободы).

В результате люди ищут способы решения этих проблем, часто в сфере йоги, дальневосточных школ и т.п.

И тут их подстерегают следующие проблемы:

  1. Однозначность. То, что человек хотел уменьшить, но еще не успел - уже тут как тут. Типичны «быстрые» некритичное принятие какой-то идеи, вера в авторитеты, даже когда они по существу мало что дают и т.п.
  2. Увлеченность новыми ощущениями, состояниями и т.п. Новое, это хорошо, но люди склонны слишком много внимания некоторым «специфическим» состояниям. Что часто на самом деле НЕ ДАЕТ человеку нормализовать многозначность восприятия и отношения.
  3. Люди, реализовавшие «чистое восприятие» часто не склонны к развернутым объяснениям и разработке эффективных методик. И объяснения таких людей бывают «непонятны». Поэтому необходимы хорошие методики, но в данном случае важно, чтобы они не приводили к узкоспециализированным состояниям.
  4. Стремление уменьшать действие рассудка даже там, где оно надо. Не стоит угнетение многозначности переводить в угнетение аналитики. Надо улучшать и то, и другое.

 

8.5. Личностный конфликт

Можно сказать, что индивид осознает себя личностью на основе разрешения внутриличностных противоречий и конфликтов. Характери­стика личности лежит в соотношении разных систем сло­жившихся жизненных отношений, порождающих борьбу между ними. Переживание внутриличностного конфликта — особая фор­ма активности личности, в которой осознается мотивационное противоре­чие и происходит его разрешение на субъективном уровне. Основой переживания является психоэмоциональное на­пряжение, имеющее субъективное качество и предметное содержание.

Классификаций личностного конфликта много, приведем одну из них:

  • Нереализованного желания
  • Мотивационный (см. раздел 7)
  • Адаптационный конфликт (в ответ на сложную ситуацию)
  • Ролевой конфликт (неприятие необходимой социальной роли)
  • Нравственный (трудности со следованием нравственно необходимому поведению)
  • Конфликт неадекватной самооценки
  • Невротический конфликт (хроническая фаза - постановка конфликта на центральное место в жизни на длительное время). Это приводит к развитию соматических заболеваний.

Личностные конфликты могут быть конструктивными и дест­руктивными.

Конструктивным является конфликт, который характеризует­ся максимальным развитием конфликтующих внутренних структур и мини­мальными личностными затратами на его разрешение. Конст­руктивно преодолеваемый внутриличностный конфликт усложняют психическую жизнь, способствуют ее переходу на новые уровни функционирования - это один из механизмов гармонизации личностного развития. Внутриличностный конфликт может способствовать форми­рованию адекватной самооценки, что в свою очередь помо­гает самопознанию и самореализации личности. Позитивно разрешенные конфликты формируют решительность, устойчивость поведения, независимость от случайный обстоятельств.

Конструктивный внутриличностный конфликт рассматривается в том числе как основа морального развития - действие вопреки собственной выгоде на благо других.

 

Одна из главных характеристик внутриличностного конфликта – его длительность. Длительный нерешенный внутриличностный конфликт угрожает эффек­тивности деятельности. Длительная постоянная рефлексия и сомнения приводят к закреплению противоречащих мотиваций (и даже к раздвоению личности), повышают невротизм, приводят к ослаблению волевой функцию. Т.е. – пересрастают в деструктивный конфликт. Внутренняя борьба становится главным, что определя­ет весь облик человека. Может формироваться устойчивый комплекс неполноценности, а иногда — и по­теря смысла жизни.

Человек, постоянно сталкивающийся с внутренни­ми конфликтами, будет отличаться неуверенностью, неустойчивостью поведения, неспособностью добиваться сознательно поставленных целей, т. е. у него будут от­сутствовать как раз те черты, которые как основополагающие входят в характеристику психологически зрелой личности.

Люди с разным личностным типом склонны к определенным видам личностных конфликтов и/или особенностям их протекания. Информации об этом сейчас очень много.

Вкратце, разные личностные качества формируются на основе:

  1. развитости и активности тех или иных структур мозга
  2. приобретенных и устойчиво закрепившихся способах приспособления индивидуальных способностей к силам окружающей среды

Таким образом, внешние проявления, в т.ч. видимые черты «слабости личности» часто являются следствием способов функционирования личности.

Рекомендую, например, небольшую и познавательную статью о концепции Р.Плутчика по формированию ведущих личностных черт - ССЫЛКА.

Отсутствие деструктивных личностных конфликтов возможно либо в результате удачного набора врожденных особенностей и течения жизни, либо в результате постепенно обретаемой зрелости личности.

 

Ожидаются:

8.6. Зрелость личности

8.7. Личностный смысл

8.8. Личность и медитативная практика (и т.п.)

Использованная литература

Групповые занятия